Архив:

Ждет своего сердца

Это страшно: жить и думать, что каждый день может стать последним. И при этом знать: спасение есть, но его можно не дождаться! Тем, кого ставят в очередь на пересадку сердца, по статистике, остается не больше года жизни. А в Киевского городском центре сердца вот уже пять лет не делают операции!

Киевлянин Игорь Поночовный (51 год) - один из трех десятков человек, которые в Киевском городском центре сердца стоят в очереди на трансплантацию. Он ждет уже около трех лет.

- Раньше я считал себя здоровым человеком, не пил, не курил, занимался спортом, ходил в горы, много работал, - рассказывает Игорь «БЛИКу». - А три года назад этот диагноз, как гром среди ясного неба: «бычье» сердце! Оно стало у меня в три раза больше обычного. Мне пришлось бросить работу. Живу только благодаря тому, что регулярно прохожу курсы специального лечения. Вся пенсия по инвалидности уходит на лекарства.

Продержаться Игорю помогают сестра и старший сын. Но у него еще есть младший - Влад (12), которого нужно ставить на ноги.

- Только пересадка может вернуть меня к нормальной жизни. Я так надеюсь, что чудо произойдет!

Киевлянин Олег Бойко (42) ждал своего сердца, чтобы воспитать любимых дочурок. Очаровательных двойняшек жена родила ему около трех лет назад. Олег рассказывал, как они мечтали о детях, и как они были счастливы, обретя двух дочек сразу. А потом случилась беда - медики обнаружили у отца проблему с одним из сердечных клапанов. Олегу пришлось уйти с работы, из-за болезни он в последнее время не выходил из дома. В гостях у семьи Бойко мы побывали до новогодних праздников. «Единственный выход для меня - это пересадка сердца, - сказал тогда «БЛИКу» Олег. - Если ее не сделать, я умру! И никогда не увижу, как вырастут мои девочки». Вчера мы позвонили ему, чтобы сообщить о том, что статья готовится в печать. Трубку взял брат: «Олег скончался. Сегодня, в восемь утра», - услышали мы.

По данным, которые привел «БЛИКу» директор Киевского центра сердца Борис Тодуров, без нового сердца ежегодно в Украине умирает около 2000 человек. Лишь единицам удается найти спонсоров или добиться средств из бюджета, чтобы сделать пересадку сердца в ЕС, где она стоит 50 000 - 100 000 долларов. В Украине, как утверждает кардиохирург, такая операция обошлась бы гораздо дешевле - в 100 000 гривен! Но донорские сердца из-за наших законов достаются только единицам. Одним из тех, кому повезло обрести спасение у себя на родине, стал Эдуард Соколов (45) из Харькова. Вот уже 8 лет он живет с новым сердцем и счастлив.

- Из 30 человек, которые в то время вместе со мной ждали пересадки, я единственный, кому повезло получить донорское сердце. И единственный, кто выжил, - говорит Эдуард. - Если бы в Украине изменили закон о трансплантации или хотя бы оплачивали такие операции за границей, например в той же Беларуси, сколько жизней можно было бы спасти! После операции я стал больше внимания уделять жене и дочери, научился для них хорошо готовить. Находясь дома, я все свободное время посвящал обучению программированию и сейчас устроился IT-специалистом в один крупный ресторан Харькова. Если бы не новое сердце, этого всего не было и не было бы меня.

- Борис Михайлович, почему вы вот уже пять лет не проводите такие операции?

- У нас есть для этого возможности - и прекрасные специалисты, и лечебная база, и оборудование. Но делать пересадки мы не можем. Главная причина - законодательная. Сердце - это не почка, не часть печени. Его можно взять только у погибшего донора. А в Украине действует презумпция «несогласия», то есть считается, что человек не согласен становиться донором в случае своей смерти. Пациент, у которого умер мозг, но в порядке другие органы, может стать донором, только если на это дадут разрешение его родные. Но наши люди, увы, не доверяют трансплантологам и отвечают отказом.

- Как можно исправить ситуацию?

- Я думаю, в первую очередь, власти страны должны начать финансировать социальные программы, которые бы распространяли социальную рекламу, проводили бы лекции в школах и университетах, рассказывающие правду о трансплантации, и о том, сколько жизней могут спасти такие операции. И, конечно, наши власти должны на законодательном уровне внести презумпцию «согласия».

- А как дела обстоят с пересадкой сердца в других странах, в том числе, у наших ближайших соседей?

- Презумпция «согласия» действует в большинстве стран Европы, в том числе в России и Беларуси. Во многих странах люди прижизненно дают согласие на забор органов после своей смерти. Например, в США такая печать ставится в водительских правах. В Евросоюзе, а также Беларуси, действует так называемая база доноров. Когда в любой больнице появляется человек, у которого погиб мозг, но сердце живое, информация об этом поступает в Центр трансплантологии. Медики в срочном порядке подбирают пациента, которому данный донор подходит, и проводят операцию. Так спасают тысячи жизней. А в Украине, увы, это невозможно.

Евгения Павлюкова

Источник: blik.ua

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ