Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Вижу папу!

Где в Москве детям помогают восстановить слабое зрение и возвращают родителям надежду ...Что дети хотят получить в подарок от Деда Мороза? Мои мечтают увидеть под новогодней елкой летающую лошадь, мешок со сладостями, новые мультфильмы и даже... крокодила. Я тоже черкну пару фраз зимнему волшебнику. Попрошу об одном - чтобы детки были здоровы...

Путевка в здоровую жизнь

Очереди в детские сады - это своего рода российская "беда номер три" после дураков и дорог. Не секрет, что только по официальной статистике желающих попасть в дошкольные учреждения более полутора миллионов. Сколько среди них детей со слабым здоровьем, нуждающихся в особой заботе и уходе - информация весьма противоречивая. Уверен, что немало. И что делать таким детям и их родителям?

Моя средняя дочь родилась с врожденным астигматизмом. Проблемы с глазами проявились уже на первом году жизни, но окулист сказал: "Может, еще все наладится, не волнуйтесь". Мы с женой и не думали! Ходили в обычный сад, пока к четырем годам не стали замечать, что у ребенка частенько "убегают глаза". Я не буду рассказывать про мучительный поиск окулиста (в нашей районной поликлинике этого специалиста как не было, так и нет. И это в Москве!). В итоге повезло попасть к врачу в другом районе, который сообщил неутешительный диагноз - расходящееся косоглазие, которое встречается довольно редко (примерно у 10 процентов детей). Доктор, выслушав нашу историю, порекомендовал "лучший в столице садик" N 2356 компенсирующего вида Южного административного округа столицы.

Путь к здоровью дочери, что скрывать, был тернист. Настоящий лес и справок, и всевозможных заключений, затем направление на комиссию по комплектованию, которая теперь решает, куда отправится наше чадо. В итоге мы попали в виртуальную очередь. А как многодетные, даже не очень большую. Но, увы, свободных мест в желанном саду не было... Это было в марте этого года. Незаметно прошло лето, и в августе - о чудо! - нам позвонили. Оказалось, что освободилось одно место - наше! Не скрою, долгожданной путевке с женой радовались куда больше, чем разным дипломам и наградам!

Почетную обязанность отводить дочку в сад по утрам взял на себя я сам. С первого дня поразился чистоте и уюту в помещениях, количеству медицинских кабинетов и бассейну. Да что говорить, тут даже есть свой мини-стадион, который меня, как спортивного журналиста, потряс до глубины души: прорезиненные беговые дорожки, баскетбольные кольца...

Знакомые наши рассказы слушают с завистью: "А так бывает? А как здоровье у ребенка?" Дела у моей Варвары пошли на поправку. Расхождение глаз становится все меньше, при этом четырехлетний ребенок, категорически отказывавшийся тренировать глаза дома, с радостью рассказывает о том, какие упражнения они делают с педагогами и... просит купить ей очки, потому что, по ее словам, "так красиво"!

Родители не закрывайте глаза: и в саду, и в школе!

И все-таки как быть тем папам и мамам, у которых дети имеют проблемы со здоровьем? На что им надеяться? В чем нуждаются специализированные сады и за счет чего умудряются выживать в наше время? Об этом корреспондент "РГ" узнал из первых уст - от заведующей ГОУ детский сад N 2356 компенсирующего вида для детей с нарушением зрения и опорно-двигательного аппарата Южного административного округа Москвы Марины Макаровой.

Отмечу, что, пока мы с фотокорреспондентом ждали Марину Александровну, нам устроили небольшую экскурсию по саду. Старший воспитатель Евгения Шабалина показала, как проводят свой день дети, как играют и лечатся. Журналисты "РГ" были под впечатлением: папы, честное слово, вы много упускаете, когда не находите времени, чтобы узнать, как растут ваши дети!

- Марина Александровна, вы руководите особым садиком с момента его открытия в 1997 году. За эти годы ребятишек с различными проблемами со здоровьем стало больше или меньше?

- К сожалению, больше. В первые несколько лет после открытия мы сами обзванивали родителей и приглашали их к нам, брали информацию в поликлинике. В ответ частенько слышали такие фразы: "Ну и что с того, что ребенок косой? Я тоже косой прожил жизнь, и он проживет". На сегодняшний день желающих попасть к нам куда больше. Это не только "глазники", стало много детей с ортопедическими проблемами. Неправильный выбор мебели и прочее приводит к тому, что к пяти годам у нас появляется много сколиозников, что настораживает.

- Очередь к вам большая?

- Если семья встала на очередь до апреля текущего года, то, как правило, мы принимаем этих детей в детский сад в сентябре следующего учебного года. В настоящий момент в очередниках глазных групп в основном дети 2006 года рождения.

- Все ли болезни, с которыми к вам приходят, можно вылечить в саду?

- К сожалению, нет. Но такие болезни, как косоглазие, астигматизм, хорошо поддаются лечению. Существует целая методика упражнений, в том числе и при помощи современной аппаратуры. Иногда удается довести зрение ребенка до "единицы". Педагогические мероприятия в специализированных дошкольных учреждениях имеют направленность, способствующую лечебному процессу. Есть только один нюанс: если не продолжать систематический тренинг и в школе, то проблемы могут вернуться, так как там зрительная нагрузка увеличивается. Четыре года назад мы в соседней школе открыли класс охраны зрения. Префектура Южного округа выделила средства на закупку лечебного оборудования, и наши дети продолжали лечение. Увы, сегодня мы не уверены, что этот эксперимент будет продолжен, так как подушевое финансирование заставляет руководителя думать о количестве детей в классе...

- Если при посещении вашего сада в здоровье ребенка произошли положительные изменения, он может вернуться в "обычный" сад?

- Да, мы делаем такие переводы. Дальше - задача родителей контролировать, чтобы проблемы не вернулись и в саду и в школе.

- Марина Александровна, как вашим педагогам удается убедить малышей заниматься на тех же глазных тренажерах? Дома у меня, например, они и слышать о тренировках не хотят.

- Дошкольника прежде всего нужно увлечь, у нас замечательные педагоги и врачи, ну и, разумеется, срабатывает чувство коллектива. Когда в обычном саду ребенок один в группе в очках, то он понимает свою исключительность, чувствует себя некомфортно и хочет их снять. У нас же таких детей большинство, поэтому и проблем нет! Наши педагоги разработали ряд занятий с использованием макета глаза и в игровой занимательной форме готовят детей к лечению на аппаратах.

- Как удается сохранять компактные группы?

- Согласно установленным нормативам. На глазников и ортопедию это по 10 человек в группе. Мы понимаем, что сейчас в Москве огромные очереди, и немного их "переполняем", но это не критично - успеваем обучить и лечить всех, кто нас посещает.

- Подбор кадров - очень важная составляющая. Охотно ли к вам идут и что это за люди?

- Уже лет пять я веду специальную книжку, в который записаны люди, желающие у нас работать. И список растет. Дело не только в зарплатах, которые, исходя из нашего статуса, несколько выше, чем в других ДОУ, а просто люди желают работать в творческом коллективе.

- Материально-техническая база сада впечатляет: массажные и офтальмологические кабинеты, игровые и спортивный залы, бассейн, не говоря уж про стадион...

- За стадион - огромное спасибо Нине Григорьевне Минько, начальнику Южного окружного управления образования. Для наших детей существенно бегать не просто по асфальту, а по мягкой, яркой, цветной дорожке, тут и упасть не больно, и глаз радуется.

Мы не "камера хранения" для детей

- Знаю, что у вас есть и специальная группа для инвалидов?

- Да, сегодня у нас работают две группы "Особый ребенок" - для детей с диагнозом ДЦП, и структурное подразделение "Лекотека" - для детей с ограниченными возможностями здоровья. Всего это 28 детей, из них 21 - инвалиды детства. Они бывают у нас в саду по три-четыре часа. В основном это индивидуальные занятия со специалистами. Но при этом мы стараемся интегрировать таких детей в общие группы. В определенный день каждый из них может прийти в закрепленную группу, поиграть, пообщаться со своими сверстниками, найти друзей. Мы хотим, чтобы наши дети росли добрее и никто не чувствовал себя "особенным". Они такие же, как и мы.

- А что с неофициальными источниками дохода? Если родители хотят помочь саду, они могут это сделать?

- В принципе такая помощь не возбраняется. Это может быть и физическая помощь в виде субботника, и материальная.

Отмечу, что мы давно сотрудничаем с благотворительным фондом "Просвещение", у нас существует благотворительный совет, который возглавляют сами родители, я часто встречаюсь с членами комитета и объясняю, что нам необходимо на сегодняшний день.

И все прозрачно - я отчитываюсь перед комитетом ежеквартально. Родители знают, куда пошел каждый рубль.

- Хорошо ли, что путевки в сад теперь дают в окружных комиcсиях по комплектованию?

- Наверное, да. Потому что очередь движется независимо от предпочтений руководителей, но с человеческой точки зрения я люблю предварительно знакомиться с родителями будущих воспитанников. Почему? Просто не люблю равнодушных.

Мы же не камера хранения - утром сдали, а вечером получили свое чадо обратно. Я часто прошу родителей спрашивать у детей не то, что он ел сегодня, а как провел день в детском саду, что было интересного, какие стихи выучил...

- Вопрос из области фантастики, но все же: о чем бы вы попросили реального Деда Мороза? Если брать профессиональную деятельность.

- Наверное, хотелось бы удержать людей в нашей профессии, несмотря на все перемены. Хотелось бы не потерять доверие родителей, коллектива и сохранить преемственность со школой. Ведь именно в дошкольном воспитании закладываются основы, с которыми ребенок идет сначала в школу, а потом и в большую жизнь.

Павел Зарудный

Источник: rg.ru