Архив:

Буффбарьерное пространство для особых детей

Международный день инвалидов «отпраздновали». Кто как. Но у меня почему-то этот «праздник» стал стойко ассоциироваться со словами одного чиновника, который на мою просьбу помочь подключить Интернет, ответил: «Инвалидам в День инвалидов мы выдаем муку, а Интернет - это роскошь...» О спинальниках, детях с ДЦП, синдромом Дауна и других проблемах благополучно забыли до следующего года... Хотя, нет. Вспомнили. В Санкт-Петербурге.

История эта произошла в начале декабря этого года в Санкт-Петербурге. Группа питерских киношников работала над созданием документального фильма об особых детях. По замыслу режиссера фильма один из эпизодов должен был сниматься во время посещения театра девочки с аутизмом. Настя Самйлова с отцом в питерский театр «Буфф» попала, хотя и не без проблем. Съемочную группу в театр не пустили.

Казалось бы, ничего сверхъестественного не произошло. Ну, запрещено снимать в театре во время спектакля. Не захотела администрация театра оказать содействие съемочной группе, пусть даже в съемках фильма об особых детях? Так насильно не внушишь, насколько актуальна эта проблема в России. Кстати, вполне вероятно, что киношники решили попиариться, спекулируя на теме детей-инвалидов. Но вот аргументации администрации театра по поводу посещения их театра детьми-инвалидами как нельзя лучше демонстрирует отношение к особым детям в нашем обществе.

В ЖЖ это происшествие со слов режиссера фильма Любови Аркус озвучила ее подруга и телеведущая Дуня Смирнова:

Моя близкая подруга Люба Аркус снимает документальный фильм. Про аутичных детей. Вот уже полгода как. Она сняла уже сто часов материала - жизнь детей в специальном лагере, дома, разговоры с их родителями. Естественно, каждая история вполне душераздирающа. Но одна меня поразила так, что я уже сутки не могу ни о чем другом думать. Люба хотела снять поход в театр. В театр должна была идти девочка Настя (ДЦП, аутизм) и ее папа Миша, который ей и мама заодно, один растит. Люба позвонила в наш питерский Театр Буфф, куда намечался поход, чтобы договориться о съёмке. Ей не только отказали снимать, но сказали, что больную девочку они в театр не пустят.

- Если бы я увидела в зале больного ребёнка, - сказала волшебная женщина Алевтина Хабибовна, замдиректора театра, - я бы его вывела с охраной.

Тогда Люба позвонила художественному руководителю и главному режиссеру Театра Буфф.
- Больным детям нечего делать в театре, - сказал волшебный мужчина Исаак Романович Штокбант, - они мешают здоровым детям смотреть спектакль. Я не пущу вас в театр, об этом не может быть и речи. Перестаньте отвлекать меня глупостями. Для больных должны быть специальные шефские концерты. Мы этим не занимаемся.

Сама Любовь Аркус чуть позже уточнила, что Настю с отцом на спектакль все же пустили, но ее возмутил не факт запрещения съемок во время спектакля, а то, что дети-инвалиды должны смотреть спектакли только в среде себе подобных, но не с обычными детьми.

Когда эта история всплыла в сети, то наделала немало шума. Но мнения, как это часто бывает, разделились. Одни утверждали, что руководство театра - сволочи и фашисты, потому как не разрешают посещать спектакли особым детям, другие утверждали, что больным детям не место в обществе здоровых детей, так как это может травмировать их психику.

К сожалению, документальных подтверждений этих событий нет, а руководство театра «Буфф» категорически отрицает, все, что говорит Любовь Аркус. Алевтина Файзрахманова утверждает, что их театр посещают все дети, дети-инвалиды - в том числе, а о просьбе на проведение съемок она вообще не помнит.

А вот директор театра Исаак Штокбант о просьбе снимать в театре помнит, более того, он даже написал открытое письмо, где возмущается подобной интерпретацией событий. А вот это уже документальное подтверждение тех событий, хотя, естественно хорошо продуманное и откорректированное для широкой публики.

Наверное, стоит все же привести текст письма полностью:

Плохо, когда человеческая гуманность попирается во имя профессиональных, а если хотите, личных интересов. Плохо, когда во имя этих интересов люди прибегают ко лжи. И совсем плохо, когда во имя этих интересов проходит гнусная спекуляция на больных детях.
7 декабря в театре «Буфф» днем шел спектакль «Маугли». Это спектакль-экстрим, рассчитан на детей-подростков. Жесткая тотальная музыка, танцы в стиле tehno.

Меня в этот день в театре не было. Перед началом спектакля ко мне позвонила женщина, представившаяся режиссером фильма, который рассказывает о жизни больной девочки. Режиссер сказала, что она приехала со съемочной техникой, но ей не разрешают проводить съемку фильма. Я объяснил, что больная девочка, которую привел папа, может пройти в зал и смотреть спектакль, хотя, если бы у меня был больной ребенок, я бы не рекомендовал ему смотреть этот спектакль. Превращать же зал во время спектакля в съемочный павильон я не разрешил... Объяснил: во-первых, съемка кино во время спектакля отвлекла бы зрителей от происходящего на сцене. Во-вторых, у больного ребенка может возникнуть неадекватная реакция, может возникнуть непредвиденная ситуация с другими детьми и их родителями.

Ложь и клевета, что больного ребенка не пустили на спектакль. Она с отцом смотрела спектакль. Потом ее снимали в фойе театра.

Я ветеран Великой Отечественной войны, профессор Академии театрального искусства. Сорок лет я занимаюсь воспитанием детей и молодежи. Меня огорчает, что дама, назвавшаяся режиссером, не нашла времени заранее обсудить со мной возможность провести съемку девочки во время спектакля. Я бы посоветовал этому «режиссеру», на какой спектакль можно было бы привести больную девочку, чтобы не травмировать ее психику. К сожалению, эта дама училась не у меня.

В бранном письме ее подруги в интернете, в котором пытаются облить меня грязью, употреблено нецензурное слово на б... Так вот: перед мягким знаком следует писать букву Д, а не Т. Это, увы, соответствует тому бранному разговору, который мне пришлось выслушать по телефону из уст госпожи режиссера.

Горько, что в эту грязную историю вовлечен больной ребенок. Дай Бог ему здоровья! И подальше от таких режиссеров, которые не владеют ни законами своей профессии, ни законами нравственности, ни элементарной культурой.

Художественный руководитель театра
Народный артист России
И. Штокбант

Мне, честно говоря, не совсем понятно, зачем Исаак Штокбант приплел свои военные заслуги и профессорский титул, равно как и правописание слова б..., а вот его сорокалетний опыт воспитания детей и молодежи директор театра вспомнил как нельзя кстати. Не тем ли он гордится, что в советские времена в роддомах чуть ли не насильно заставляли матерей отдавать детей-инвалидов, а затем прятали по интернатам. Наверное, согрели душу воспоминания о том, что таких детишек в годы его педагогической работы таких детей вообще никто и никогда не видел не то, что в театрах, они даже на улицах не появлялись...

Я хочу еще раз оговориться - вполне допускаю, что Любовь Аркус сгустила краски, рассказывая об этом происшествии. Могу даже допустить, что весь этот скандал она раздула, обидевшись на то, что ей запретили снимать во время спектакля. Но как может «профессор Академии театрального искусства» решать, какие спектакли могут смотреть особые дети, а куда им доступ нежелателен? Да как вообще директор государственного театра, равно как и его заместитель, может советовать, кому можно ходить в общественные места, а кому нельзя?

Заметьте, директор театра в своем открытом письме больше всего возмущается тем, что его выставили в дурном свете, хотя он всего лишь пытался «... оградить больного ребенка от неадекватной реакции и непредвиденной ситуации с другими детьми и их родителями». Здесь уже не надо сомневаться в том, что говорила Любовь Аркус и что ей отвечали Исаак Штокбант и Алевтина Файзрахманова, это открытое письмо, которое Штокбант писал собственноручно и обвинить во лжи и подтасовке фактов уже никого не удастся. Человек, который гордится своим сорокалетним стажем в «... воспитании детей и молодежи» совершенно искренне уверен, что детям-инвалидам необходимо смотреть не те спектакли, которые смотрят обычные дети, а их при их появлении в театре «... может возникнуть непредвиденная ситуация с другими детьми и их родителями».

Мы еще возмущаемся отношением к людям с ограниченными возможностями обычных людей. О какой интеграции в общество людей с ограниченными возможностями можно вообще говорить, если педагог с сорокалетним стажем абсолютно искренне, так сказать, «для их же пользы», пытается доказать, что девочке с аутизмом не место в театре рядом с обычными детьми?..

В общем «Инвалидам мы выдаем муку...», а в театры ходить вы не должны. Ну, разве, что на «специальные шефские концерты...»

Кстати, сам Михаил Самойлов - отец Насти - к случившемуся отнесся довольно равнодушно: «И не такое бывало. Я привык к тому, что подростки тыкают пальцем. Но они это делают не из злости. Ничего страшного. Зато когда взрослые люди в метро хватают свою девочку и убегают, я им кричу вслед: «Не заразная, ребята, успокойтесь».

Использованы материалы http://dunyasmirnova.livejournal.com/, http://gazeta.spb.ru/, http://www.rian.ru/, http://www.fontanka.ru/, http://news.mail.ru/.

P.S. Когда эмоции у меня немного поостыли, я все же отметил, что весь сыр-бор разгорелся не на сайте для инвалидов и инициаторами всего этого было не общество инвалидов, а обычные люди в обычном блоге ЖЖ. Если эта проблема так сильно задела обычных людей (сегодня вечером было уже более 2200 комментариев), может быть не все так плохо?

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ