Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Поводырь или проводник?

В КЦСО «Хамовники» делает первые шаги служба персональных помощников для инвалидов

В одном из выпусков нашего приложения «Равные среди равных», а именно 12 октября, был опубликован материал «Помочь персонально, помочь профессионально» - где рассказывалось о новом проекте, который стартует в Москве, - службе интеграционных консультантов и персональных помощников для инвалидов и семей, где растут дети-инвалиды.

И мы тогда пообещали, что обязательно вернемся к этой теме и расскажем об этом подробнее. Что и собираемся сделать сегодня - а помогут нам в этом сотрудники КЦСО «Хамовники», которые как раз и заняты сейчас этим проектом. И не то что «заняты», а просто живут этим новым делом - заместитель директора по социальной работе Анастасия Владимировна Дмитриева, психолог Светлана Ивановна Белова, Любовь Владимировна Люленкова.

И как же влюблены, иного слова не подберешь, в свой центр, свои «Хамовники», эти милые, симпатичные, энергичные женщины, готовы бесконечно рассказывать о нем, о своих буднях и праздниках, о том, что было и что будет, что обязательно состоится в этих гостеприимных стенах...

Скованные одной болью

- Через полтора года, в мае 2012-го, нам исполняется двадцать лет, и сначала, как вы, наверное, знаете, центр социального обслуживания, как и другие, занимался в основном проблемами людей старшего поколения, - рассказывает директор центра Татьяна Евгеньевна Тихонова. - Но с течением времени наши задачи расширялись, усложнялись, у нас стали открываться новые отделения - скажем, по работе с трудными подростками, семьями из группы риска. И вот не так давно мы открыли отделение реабилитации несовершеннолетних с ограниченными физическими и умственными возможностями. Изначальная задача - скажем, такая, просветительская: рассказать семьям, где есть такие проблемные дети, о том, что у нас вообще в городе и в районе, округе имеется и делается для них, о возможностях, которые предоставляются в плане реабилитации, обучения, профориентации и т. д.

Потому что семьи ведь разные, есть очень активные родители, которые, знаете, ради своего ребенка горы свернут, есть и замечательные общественники - мы вас с одной такой мамой обязательно познакомим; а есть замкнутые, потерявшиеся, трудно им справляться в одиночку. Собственно, они-то и есть основной наш объект, да и вопрос стоит именно так: именно с семьей, ближайшим окружением ребенка-инвалида, надо вести комплексную, активную реабилитационную работу... Все так.

Я, конечно, не психолог, не врач, не социолог. Я просто достаточно давно пишу об этих проблемах и о таких людях, общаюсь, встречаюсь с ними.

И не устаю поражаться, по-детски поражаться такому простому, в сущности, факту: насколько по-разному люди устроены! Одних ситуация буквально «об колено ломает», гнет, разрушает; а других наоборот, словно бы поднимает, какое-то второе-третье дыхание у них открывается, и впрямь горы могут свернуть! Еще один момент. Не секрет, не новость, а печальная данность нашей жизни: дети-инвалиды, как правило, растут в женском окружении. Только мамы, иногда на пару с бабушками способны нести по жизни этот крест - папу в этих случаях, что называется, только и видели... Хотя и нет правил без исключения, но это такая уж редкость! Так вот, о «кресте», образно говоря.

Ситуация, несчастье с ребенком, замкнутость, зацикленность на нем, вечный страх за него, эта скованность двоих одной болью становится в конечном итоге замкнутым кругом, клеткой для них.

Мир сужается до предела - их личный мир. Куда не пускают посторонних - а вдруг от них будет вред? И откуда не хотят, не стремятся наружу - а вдруг там будет плохо? Да и не «вдруг плохо», а просто уверенность, железная уверенность у таких мам: обязательно - там - в мире - будет - плохо - моему ребенку!

И, к сожалению, для этой уверенности есть основания...

«Я сам, мама!»

- ...Ну что вы мне рассказываете про инклюзивное обучение! Может быть, где-нибудь, когда-нибудь тут и будет все распрекрасно, но пока мне вот, например, пришлось дочку переводить на надомное обучение, потому что ни учителя, ни дети, ни родители не готовы к тому, чтобы рядом с ними, в классе учился проблемный ребенок; да и в самих классах - там же по тридцать детей, ну о каком индивидуальном подходе тут можно говорить?! Горячность и горечь этой мамы ох как понятны...

Мы сидим все в том же небольшом конференц-зале, а собеседников становится все больше - в КЦСО подходят, собираются женщины с детьми; приходят уже явно не в первый раз, уже давно и хорошо знакомы с сотрудницами; и разговор о наболевшем, это чувствуется, не вчера начался.

С трудом, с неимоверным пока еще трудом пробивает себе дорогу тот самый «инклюзив», совместное обучение здоровых ребятишек и детей-инвалидов. И самый главный тут барьер - человеческий, родительский. Тут же вспоминаю Аню Шлипс, про которую когда-то писала... Как ее, девочку с ДЦП, дразнили в школе.

Как однажды идиотка-мамаша утащила своего ребенка, который, может быть, хотел познакомиться, поиграть с этой «странной» девочкой, каких он никогда не видел; а мамаша завопила - «не трогай ее, она заразная!»

...В какую бы коррекционную школу отдать ТАКИХ взрослых? И поддаются ли коррекции глупость, тупость, злоба? И можно ли винить тех мам, которые как наседки не выпускают из-под крыльев «странных» своих кровиночек, которых - ну правда же, заклюют, до крови заклюют там, в большом и страшном, жестоком и опасном мире?!

Мамы, мамы. Какие же мы все... Разные.

- Тимка - он такой: если ему что-то интересно, то будет заниматься, а если нет - с места не сдвинешь; а я посмотрела эту программу - так там такая высшая математика, такая заумная, что просто караул, но ему-то нужно более практическое...

Еще одна мама вступает в разговор, здесь проблемы уже не школьные, парню 19 лет, нужно уже как-то с профессией определяться. Конечно, что-то компьютерное: для ребят с ДЦП это «чудо ХХ века» сегодня абсолютно незаменимо и необходимо, это абсолютное спасение, конкретный выход, реальная возможность учебы, работы, общения...

Пока мы с мамой и Анастасией Владимировной обсуждаем разные варианты учебы для Тимки, тот о чем-то вполголоса беседует со Светланой Ивановной, но, оказывается, успевает и за нашим разговором следить, и время от времени довольно-таки едкие реплики вставлять, и маму поправлять, когда считает необходимым...

Вообще, показалось, парень с характером: стали спускаться по лестнице на первый этаж, и мама привычным жестом протянула ему руку - давай помогу, Тимка.

Отстранился, нахмурился:

- Я сам, мама!

Трудно, но сам. И даже коляску сегодня дома оставил; с палочками, но сам и поднимался по лестнице, и спускался - шаг за шагом, ступенька за ступенькой...

Выйти из круга

А эта девочка пришла сюда, в КЦСО, без мамы. В ее семье «проблемная» не столько она, сколько родители - не будем уточнять, настоящие имена и фамилии называть, ладно?

- Ну что будем сегодня петь, Настя?

В этой комнате - музыкальный центр, пианино, и преподаватель Екатерина Грашина ведет свои занятия с Настей и другими детьми именно здесь.

- «Пусть мама услышит, пусть мама придет, пусть мама меня непременно найдет, ведь так не бывает на свете, чтоб были потеряны дети!»

Чувствую, что щиплет в носу и форменным образом сейчас зареву. И вообще-то чудная и дивная эта песенка мамонтенка всегда за душу берет, но в ЭТОМ исполнении...! Настя - худенькая, светловолосая, в спортивном костюме. Почти неподвижная мимика, взгляд словно обращен внутрь.

Но когда начинает петь, ее лицо словно освещается изнутри. И оказывается, эта девочка умеет улыбаться, когда спрашиваю, а какие еще любимые песни, выясняется, что «про любовь». И конечно, на концерте, который готовят сейчас в Хамовниках ко Дню матери, будет она не в этом спортивном костюмчике, а в нарядном платье...

- Понимаете, для Насти сейчас очень важно, чтобы она могла найти для себя какое-то занятие, по душе, чтобы заполнить свой, так скажем, досуг, - объясняет Анастасия Владимировна. - Проблема-то в том, что этого «досуга» у нее очень много, это уже скорее не досуг, а вакуум: она не учится, не работает, там разные сложности, к этому нам надо еще прийти, но постепенно, шаг за шагом, не все сразу. И то, что она запела - а правда хорошо поет? И то, что она приходит к нам, в центр, это уже успех, это общение с людьми, сверстниками, выход из замкнутого круга, а это очень-очень важно! И, кажется, один сверстник тоже решил присоединиться к пению - это я про Тимку, который очень целеустремленно направляется в «музыкальную» столовую...

...А в коридорах, комнатах и прочих помещениях маленького трехэтажного старомосковского особнячка на улице Тимура Фрунзе кипит и бурлит своя жизнь, и видно, и чувствуется, что и детям и взрослым здесь интересно и хорошо, что они здесь «свои», и я невольно любуюсь и даже немножко начинаю завидовать своей собеседнице Анастасии Владимировне - звучит-то ужас как солидно, а ведь молоденькая совсем, с ученической косой через плечо, и такими милыми ямочками на щеках, когда улыбается.

А завидую - по-хорошему, конечно, - ее молодости и энергии, ее уверенности в том, что делают они здесь, в Хамовниках, правильное, нужное и необходимое людям дело.

Взять хотя бы тот самый пилотный проект, который начинается, апробируется сейчас в Хамовниках и еще двух районах ЦАО. Если очень коротко, в нескольких словах, его суть изложить, получается, что с помощью классных специалистов «работаем над ошибками». Которые в основном совершают родители от безвыходности ситуации, от неумения и незнания, а иной раз - не ведая, что творят... И, быть может, одна из самых важных тут задач - и главных ошибок, которые нужно исправить: разомкнуть тот самый замкнутый круг, в котором люди порой пребывают сами и запирают своего ребенка, отгораживаясь, отстраняясь от мира.

Круг предубеждений и страха, неуверенности и апатии. Да и потребительства-иждивенчества, иной раз, чего скрывать: дайте нам то что положено по закону - льготы, пособия, путевки, то, другое... И оставьте, дескать, нас в покое!

...А вы уверены, что ваш ребенок хочет этого самого «покоя»? Что ему так уж хорошо и уютно в этом маленьком - вашем - мирке? И кто ему нужен - поводырь или проводник - в другом, большом мире, при всей схожести этих слов и понятий, ощущаете разницу между ними? Ведь и руку помощи можно протянуть по-разному, и опираться на нее можно по-разному...

Много, много остается вопросов. Но ведь и проект еще только-только начинается, и мы обязательно продолжим наш рассказ о нем - расскажем, как идут дела в другом районе, с другими людьми.

Ну, и здесь, в Хамовниках, конечно: надо же узнать, как будут продвигаться дела у Тимки с учебой и работой, и как пройдет дебют у Насти, и... да мало ли что еще!

Так что - продолжение будет, обязательно будет.

Ольга Мозговая

Источник: vmdaily.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ