Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Как инвалида в здорового человека превратили

24-летняя Дания Шамбазова мечтала стать экономистом. Поступила в институт экономики, управления и права, а через год поняла, что закончить вуз, может быть, и сможет, а работать по специальности - нет. Выбрала профессию попроще - парикмахера. Выучилась, но сидит без работы. Дело в том, что Дания - инвалид, она не слышит. А глухота - огромное препятствие при любом виде деятельности, подразумевающем хотя бы минимальное общение. Именно поэтому большинство глухих, как папа и мама Дании, работают грузчиками и уборщицами, на другую работу их просто не берут...

Ограничениям - нет

В редакцию "ВК" девушку привела сотрудница клиники, где она проходила обследование по слуху. Женщина взяла на себя роль сурдопереводчика, и благодаря этому я смогла с Данией поговорить. Эта медработница вот так же водила ее на медико-социальную экспертизу, к врачу-сурдологу. Обеспечивать помощью, в том числе услугами сурдолога, инвалидов по слуху должна соцзащита. Однако по документам выходит, что Шамбазова в этом не нуждается: в июле медико-социальная экспертиза признала ее инвалидом III группы, не имеющим ограничений способности к трудовой деятельности.

Ни сама Дания, ни ее знакомые никак не возьмут в толк, как же так вышло, что она не имеет этих самых ограничений. Ведь она ничего не слышит, разве что громкие шумы, но отдельных слов и звуков разобрать не в состоянии. Из-за этого ее не берут на работу - кому нужен работник, с которым не объяснишься без сурдопереводчика? Недавно, рассказывает Дания, ее согласились попробовать в больнице в качестве санитарки, но вскоре рассчитали - надо было не только полы мыть, но и выполнять просьбы больных, которых она не слышала.

Из-за того, что ее признали способной к трудовой деятельности без ограничений, Дания Шамбазова лишилась пенсии. Имея инвалидность III группы с 1-й степенью ограничения, она получала 2647 рублей. Это, мягко говоря, немного. Но все-таки лучше, чем ничего. Когда ей меняли степень ограничения, она пыталась объяснить врачам, что сама себе на хлеб заработать не сумеет. Но ее не услышали.

В ИПР - индивидуальную программу реабилитации инвалида - записали, что ей положен слуховой аппарат. Дания говорит, что он ей не нужен - лишь усиливает шумы, а что говорят окружающие, она и с ним разобрать не сможет. Ей нужен специальный телефон со световым сигналом и такой же звонок, телевизор с телетекстом и услуги сурдопереводчика. Но во всем этом ей отказали. За свой же счет необходимые вещи ей не купить: только световой спецсигнал для телефона и дверного звонка стоит около 10 тысяч рублей.

Из разговора с заместителем руководителя Главного бюро медико-социальной экспертизы по РТ Ольгой Пузановой я поняла, что Дания Шамбазова фактически сама себе отменила пенсию. По словам Ольги Вениаминовны, согласно пометкам в служебных документах, сделанных со слов Дании, она училась сразу в двух институтах - ТИСБИ и ИУЭП, причем на очных отделениях, значит, вполне может и общаться с людьми, и работать где угодно. Информацию я проверила. Оказалось, что в списках студентов ТИСБИ Шамбазова никогда не значилась, а студенткой ИУЭП пробыла чуть больше года и ушла "по собственному желанию": денег, чтобы платить за учебу, у нее не было, да и какой смысл получать профессию, работать по которой не сможешь...

Но специалисты Авиастроительного межрайонного бюро МСЭ в такие тонкости, похоже, не вникали. Руководствуясь постановлением российского правительства "О порядке и условиях признания лица инвалидом" и приказом минздрава, определяющим критерии, по которым осуществляется медико-социальная экспертиза, они одним росчерком сделали Данию "трудоспособной". Девушка обжаловала их решение, но специалисты Главного бюро МСЭ оставили его в силе.

По словам Ольги Пузановой, у Шамбазовой еще есть шанс получить за счет государства световые сигналы для дверного звонка и телефона, телевизор, право на услуги сурдопереводчика. Для этого ей надо отказаться от слухового аппарата.

- Но она же говорит, что отказывалась, а ей его все равно выписали, - возразила я.

- Все они так говорят! Но аппараты берут.

Идите туда, не знаем куда

Руководитель Авиастроительного межрайонного бюро МСЭ общего профиля г. Казани Татьяна Дмитриева убеждена, что все сделано правильно. Судьба Дании, мол, в хороших руках:

- Мы же направили ее в центр занятости, ей там должны были подобрать работу, если не получается - предложить переобучение.

- А какую именно работу вы рекомендуете таким, как Дания, инвалидам? Чем конкретно она, по-вашему, могла бы заниматься, на кого должна выучиться, чтобы иметь гарантированный кусок хлеба?

- Мы подумаем, посмотрим и перезвоним вам позже. Так сразу не скажешь: на этот счет есть ведомственные документы.

Что бы ни говорилось на этот счет в ведомственных документах, жизненные реалии обрекают поиски работы для Дании на провал. Руководитель районного центра занятости Марат Хайруллин уточнил: Шамбазова стояла на бирже труда с июня по сентябрь 2006 года, потом перестала ходить и отмечаться. Работу ей не предлагали, только переобучение. Чему собирались учить, в ее карточке не указано. Хайруллин подтвердил: шансов найти работу у глухой девушки не было.

- Может, она на компьютере, в Интернете работать может? - попытался войти в положение знакомый бизнесмен, случайно оказавшийся свидетелем моих переговоров о судьбе Дании Шамбазовой. - Я ее взял бы... Хотя не знаю, что из этого может выйти, ведь сколько времени потеряешь, пока объяснишь, что делать надо.

Где девушка могла бы себя проявить, специалисты из МСЭ подсказать не хотят или не могут. Должностная инструкция позволяет им вносить в индивидуальную программу реабилитации инвалида рекомендации в общем виде. Они и написали: "нуждается в обучении (переобучении)".

Бессрочная "реабилитация"

Заключение о выполнении ИПР дается по окончании срока ее выполнения. Но в большинстве граф индивидуальной программы реабилитации Шамбазовой рекомендации имеют пометку "Бессрочно", а переосвидетельствованию МСЭ она не подлежит. Поэтому за невыполнение ею этой весьма неконкретной программы реабилитации ни с кого и не спросится.

А судьба Дании предрешена: она будет считать себя счастливой, если найдет хотя бы место уборщицы. Это не так и плохо для инвалида по слуху. Сотрудница клиники, которая привела ее в редакцию, рассказала мне, что одна ее знакомая с таким же диагнозом работает... грузчиком, зато, говорит, зарабатываю больше уборщицы на две тысячи рублей. Мама Дании Шамбазовой моет полы на одном из предприятий Авиастроительного района за 4 тысячи в месяц...

Инна Серова

Фото Александра Герасимова

Источник: http://www.evening-kazan.ru/

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ