Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Смерть на ТВ: британцы показали эвтаназию

12 декабря тысячи британцев увидели последние минуты жизни смертельно больного человека, решившегося добровольно прекратить страдания и достойно уйти из жизни.

В фильме, который получил название «Право на смерть?» рассказывается о трагической истории 59-летнего Крейга Эверта, страдавшего болезнью двигательного нейрона, и не хотевшего, по его собственным словам, вести существование «живого трупа».

1В Британии эвтаназия запрещена, но сама попытка самоубийства уже не считается преступлением. А вот если родные и близкие помогут тяжело больному человеку уйти из жизни, то за это они могут угодить в тюрьму на 14 лет.

Поэтому неизлечимо больного Эверта пришлось перевести в Швейцарию, в клинику Dignitas ( лат. - достоинство) , где бывший профессор университета и отец двоих детей принял смертельную дозу барбитуратов. До последнего момента рядом с Крейгом Эвертом была его любимая жена Мэри.

На видео, показанном телеканалом Sky Real Lives, запечатлен их последний поцелуй. Крейг говорит своей жене: «Милая, я так люблю тебя». «Счастливого пути, дорогой. Мы скоро увидимся», - ответила ему Мэри.

Затем Крейг выпил снотворное и попросил включить любимую музыку. За несколько мгновений до смерти он сказал: «Спасибо вам».

Этот фильм, без сомнения спорный и неоднозначный, стал откровением для многих людей - им впервые показали, что такое эвтаназия. Многие не поняли и осудили.

И хотя автор фильма, знаменитый режиссер-оскароносец Джон Зарицки не стал включать в ролик сам момент смерти, его тут же обвинили в попытке спекуляции на смерти ради собственной выгоды и привлечении зрителей.

А противники эвтаназии и вовсе заявили, что телевизионщики хотят популяризировать эту спорную процедуру.

Но создатели фильма потому и поставили в конце предложения знак вопроса, чтобы каждый из зрителей задумался и сделал собственные выводы.

« Я хотел, чтобы фильм получился спорным, заставляющим задуматься. Нужно, чтобы люди это обсуждали», - цитирует режиссера The Guardian.

Мэри Эверт, супруга ушедшего из жизни Крейга, пояснила журналистам, почему она поддержала мужа в принятии такого трудного решения: «У него был выбор: умереть. Или страдать, а потом умереть... Я прошу людей не осуждать моего мужа за это решение, пока они не посмотрят программу».

МНЕНИЕ ЦЕРКВИ

- Человек не сам дал себе жизнь, и он не должен пренебрегать Божьим даром жизни, - говорит протоиерей Всеволод Чаплин. - Эвтаназия - это грех, в котором соединяются убийство и самоубийство. Конечно, иногда не стоит искусственно при помощи различных технических ухищрений поддерживать жизнь в человеке, который страдает и точно скоро умрет. А тем более в человеке, у которого душа уже, возможно, покинула тело, но тело проявляет некоторые признаки жизни. Но соучаствовать в самоубийстве или совершать его - это всегда грех. Есть еще одна серьезная нравственная проблема. Сегодня людей чуть ли не подталкивают к эвтаназии. Врачи, родственники навязывают человеку мысль о том, что его лечение слишком дорого стоит, что он создает слишком много проблем. А это уже абсолютно безнравственное давление на личность.

Право на "легкую смерть" надо вводить хоть в Конституцию

Эвтаназия - это, если переводить с греческого, "хорошая" или "легкая" смерть. Все просто: тяжело раненых воинов эллины лечить не могли, так что воин для прекращения страданий просил убить его быстро и по возможности безболезненно. Кстати, в "Александре" - фильме о Македонском - есть такой эпизод.

Но то история и кино.

А здесь - жизнь.

И жизнь пострашнее будет. Это хорошо знают те, у кого дома лежит смертельно больной человек. Особенно, если у него рак, последняя стадия. Или тяжелая форма гепатита. Или глубокий паралич, когда человек уже не человек, а по сути - овощ.

Извините за такие жесткие слова. Но и сам проходил все это, и у друзей были такие же трагедии. Водоворот, в который бросаются сотни тысяч рублей, невыносимые страдания больного, понимающего, что он умирает и ничего сделать нельзя. Мучения и ужас родных, которые душевно умирают вместе с ним, а помочь не могут. Тысячи рублей, кидаемые в топку болезни на бесполезные, по сути, лекарства и способы лечения.

В общем, те, у кого это случалось, поймут меня в том, что я - за право больного уйти на тот свет не в корчах, а легкой смертью, в забытьи, почти во сне.

Почему же столько сопоров идет вокруг эвтаназии?

"Мой долг - не продлевать муки больного"

Врачи зациклились на одной вещи: этической. Сама возможность эвтаназии противоречит клятве Гиппократа, по которой врач обязан не навредить больному и вообще сражаться с болезнью до последнего.

Понимаю, врачам так спокойнее. И руки чисты, и моральных терзаний никаких, есть даже место подвигу: мы его и на искусственном дыхании, и на искусственной почке до последнего держали...

Хотя, разговаривая с практикующими врачами, я не раз убеждался, что усилия усилиями, а нормальный врач точно знает с первого же мгновения - умрет больной или нет. Особенно, когда его привозят в глубокой коме и со страшными ранами.

Вспоминаю, кажется, Брянск, районная больница. Реанимация. Лежит девушка, продавщица. Магазин загорелся, она рванулась в пламя за деньгами из кассы... Посадят же, если сгорят бумажки!

Ожог почти 90 процентов. Уголь на кровати... Белки глаз, не закрывающихся, веки сгорели.

И врач мне говорит: жить ей осталось два дня от силы, колим вот обезболивающие.

Больница небогатая, прямо скажем, коек в реанимации всего две. И он мучается от того, что - прости Господи - девушка мучается, но если кого-то еще привезут тяжелого, то положить его негде, будет еще труп...

К сожалению, это правда жизни.

- Я тоже думал, что долг врача - спасать больного. А вот стал реаниматором, и у меня появился еще долг, - говорит он мне потом, - не продлевать муки больного, которого нельзя спасти...

И что ему сказать?

Что он - садист? Урод от мира врачей?

Или все-таки попробовать понять и эту точку зрения. По-моему, более гуманную, чем поддержание целиком сгоревшей и почти обезумевшей от боли девушки...

А умер ли он?

Второй этический аспект - кого считать умершим?

Вот принцесса Монако Грейс Келли. История, перепахавшая многих. Она разбилась на машине. Кома. Мозг явно умер, но сердце и легкие работают, их поддерживают искусственным дыханием. Много дней.

И врачи не могут решить: отключать аппаратуру или нет? Дышит же...

И тогда принц Монако приказывает: отключите.

Могу только предполагать, как ему далось это решение...

И врачи ему ничего посоветовать не могли. Потому что на тот момент не было установлено, что именно считать смертью: остановку сердца? Дыхания? Прекращение работы мозга?

А с развитием средств реанимации, когда человека в коме могут поддерживать уже годами - куда поднимут эту планку?

Преступление ли это?

И, конечно, миллион вопросов об эвтаназии у юристов.

Самый первый - а не воспользуются ли родные и близкие (если больной сам не в состоянии принять решение об эвтаназии, в коме, например, глубокой) правом на эвтаназию в корыстных целях? За смертью, как правило, стоит наследство, имущество...

Второй - а не пойдут ли врачи (если дать им право определять необходимость эвтаназии) на сговор с теми же родственниками умирающего за мзду? Не сделают ли лицензию на эвтаназию бизнесом?

Третий - а чью сторону принимать, если больной хочет умереть, а врач доказывает, что он еще может немного пожить?

И вообще - надо ли рассматривать эвтаназию, как преступление больного против себя самого? И, скажем, наказывать или нет за склонение родных и врача к эвтаназии смертельно больным человеком?

Впрочем, последнее, по-моему, вообще не вопрос: а самоубийство надо рассматривать, как преступление против себя самого? Пока с этим определилась только Церковь...

Вот, собственно, почему каждое дело об эвтаназии за границей так тщательно разбирается. Там юристы понимают, что эвтаназия уже идет по Европе и по Америке, заглядывает в Англию и Австралию и надо как-то обозначать юридические рамки этого явления.

Первыми легализовали эвтаназию Нидерланды: в 1984 году. В США первый закон, разрешающий оказание медпомощи в осуществлении самоубийства больным в терминальной стадии, был принят в 1994 году в штате Орегон.

Но дальше всего продвинулись в Бельгии. Там закон приняли в 2002 году, а уже в 2003 году были эвтаназированы 200 смертельно больных бельгийцев. В бельгийских аптеках продаются даже специальные наборы для эвтаназии: шприц с ядом и другие необходимые для инъекции средства, но заказать этот набор может только практикующий врач. И он еще должен быть готов перед прокурором доказать правоту решения.

Когда же мы дорастем до эвтаназии?

У нас, в России, к эвтаназии просто боятся подступиться. По всем изложенным выше причинам: уровень корыстности как населения, так и врачей настолько велик, что создание первой же легальной фирмы «Эвтаназия», как бы ее ни обкладывали законами, выведет ее в источник дохода, который с легкостью перекроет доходы от нефтяных полей Тюмени...

Это тоже правда. Правда для страны, где за квартиры стариков убивают, чего уж там говорить о смертельно больных людях?

Но правда и в том, что надо начинать подходить к вопросу об эвтаназии. И первый шаг - попробовать, господа юристы, понять, что право безнадежно больного и мучающегося человека на смерть - это такое же право, как конституционные права на работу, образование, обеспечение здорового образа жизни.

Страшный парадокс, но иначе-то как?

Если это понять, тогда надо искать юридические механизмы самой процедуры. Кто имеет право просить об эвтаназии? В каких случаях? Как на это реагировать? В чем должны быть убеждены врачи? Кто должен принимать окончательное решение - сам больной? Суд? Кто и как должен это решение свидетельствовать и удостоверять?

Долгая работа, тонкая и кропотливая.

Но еще раз посмотрите на все это глазами тех, кто страдает вместе с больным. Если человек понимает, что обречен на смерть - зачем ему и вам обрекать на мучения вместе с ним его родных и близких?

Естественно, все, как у нас в России всегда бывает, раскололось пополам без какого-то перехода. Одни - за право на безболезненную смерть вместо смертельной болезни, категорически. Другое - против. Столь же яростно.

Наталья:

Щас расскажу вам про эвтаназию. Лежу в реанимации. Работают 2 аппарата иск. дыхания. И вдруг в больнице гаснет свет! И в руках у врачей всего один "мяч" для ручного иск.дыхания. После секундного колебания его отдают молодому парню, из аварии. А лежащий рядом пожилой больной "уходит". Вот и все. Кто виноват?

ierodia_aleksandr:

Человек, совершая великие открытия, в своей сути остается глупым и тупым. Более того, - криминальным. Не буду долго тут убеждать, и прочее. Единственный вопрос: а есть ли гарантия, что человек принимал решение о своем убийстве находясь не в состоянии депрессии, временного помутнения рассудка?

Мне доводилось встречать людей больных раком, которым ампутировали ногу (или ноги), и которые за свою жизнь борются. Они живут полноценной жизнью. И, знаете, есть такие интернаты, где лежат ребята, прошедшие Афган: враги им отрубили руки, ноги... Но не смотря ни на что, они живут. А тот профессор явно лишился рассудка.

Ляля:

Эвтаназия-это самоубийство и убийство. Надо это признать, прежде чем узаконивать. А кто будет искупать эти смертные грехи?

неравнодушная:

Если даже отбросить моральные стороны вопроса, то все равно все очень неоднозначно. Где гарантия, что какие-нибудь наследники в наше аморальное время решат, что бабушка уж слишком долго живет? А купить все необходимые справки, как нам вещают криминальные сводки, сейчас совсем не проблема...

Asher:

Хорошо, не доросли пока до эвтаназии. Да и не все находящиеся на пороге смерти, без шансов на выздоровление, хотят за этот порог уйти. Но какого ...!!!, простите меня, умирающим, в жутким мучениях, невозможно даже выписать сильнодействующее обезболивающее? Они умирают раньше срока потому, что их убивает боль - а не болезнь.

Гость:

Человек лишится возможности искупить свои грехи пока он еще жив и прежде чем предстанет перед Всевышним.

ЛЕНКА:

А кто будет делать "укол" или давать "пилюлю"? Лечащий(!) врач пациента или специальный доктор смерти? Кто вправе заставить лечащего врача умерщвлять? И что за монстр тот доктор, который изо дня в день только и делает, что отправляет людей на тот свет? Я врач, но даже под страхом лишится диплома не смогу дать больному лекарство смерти. Те, кто ратует за эвтаназию, не задумывались над тем, что кто-то должен это сделать. Может они сами, кто ратует...

Angi:

Интересно получается, почему то все властны над нашей жизнью, президент, дума, менты, бандиты и т.д. и наконец, бог - персонаж неадекватный и абсолютно надуманный, что ещё - мораль (которая иногда меняется в течение десятилетия, а то и меньше). Короче все кроме нас самих. Везде самоубийц осуждают, церковь так вообще слюной брызжет, хотя если подумать люди реализуют своё ЗАКОННОЕ ПРАВО на жизнь и смерть, они сами делают свой выбор, и никто не смеет их осуждать за это ни бог? ни люди. Всё это касается и эвтаназии только здесь ещё хуже, человек может хотеть умереть, но физически этого сделать не может, тогда он имеет право попросить о помощи, пускай с кучей условностей, но тем не менее. Британское телевидение молодцы, что затронули эту. тему.

одесса 1:

Представляю, как наши "опытные" врачи, которые практически поголовно покупают себе дипломы, будут решать, кому разрешить эвтаназию, а кому нет

Хи-хи:

Я за эвтаназию! Для многих безнадежно больных людей - эвтаназия достойный выход. Кто дал ВАМ право решать судьбу человека за него?

Марго:

Я сама юрист и возможности узаконивания эвтаназии в нашей стране я не вижу... будет много убийств...

Олена:

Я врач. Я православная. Жизнь дана Богом. И только Бог может забрать жизнь. Тяжело видеть мучения умирающего человека. Но решить за Господа когда "пора" - нельзя. Люди очень много грешат. И, прости меня, Господи, в церковь идут, когда что-то случилось. А за грехи расплачивается чаще не сам грешник, а его родные, потомки до 7 поколения.

Елена:

Я - за эвтаназию! Врачи говорят о какой-то гуманности. А разве гуманно, когда в больнице нет наркотиков, и больному раком, кричащему от боли, колют обычный анальгин. И если наша медицина не может облегчить страдания больного, то человек сам вправе выбрать: боль и мучительное ожидание смерти, или уход из жизни без мучений для себя и близких.

julia:

С этической стороны я - против, не нами жизнь дана, не нам и отнимать... Но у подруги мама умирала от рака, такое ощущение, что они вместе угасали

Андрей:

Люди, очнитесь! Какая эвтаназия? Все религиозные конфессии России однозначно ее осуждают - и православные, и мусульмане, и буддисты, и магометане и т.д. С точки зрения религии это тяжкий грех. Нам не надо ориентироваться на Европу, у России своя уникальная история развития, свои нравственные устои, своя самобытность. Поэтому эвтаназия - явление, в России совершенно недопустимое.

Честно говоря, я хотел сам как-то откомментировать эти отклики, но получил еще одно письмо. От старинного друга, я его с детства знаю. Он травматолог, хирург и, как мне кажется, один из лучших у нас. Практик, всего навидался.

Саша Тригубенко, живет в Ангарске Иркутской области. Я очень доверяю его мнению, тем более, мнению врача, который всю жизнь работает не потому, что у него медицинский диплом и надо деньги зарабатывать, а потому что быть врачом - это его жизнь, суть ее. Я его знаю лет тридцать пять, с детства своего.

Сын у него тоже стал травматологом, жена - врач. И, прости Саша, надо сказать, младший сын (умнейший и чудесный парень!) - инвалид с детства. Так вышло. И то, как Саша и Рая, и вообще вся семья Тригубенко его подняли и как он себя держит (получше, чем многие абсолютно здоровые люди) - отдельная история о понимании жизни и достоинства другого человека.

Вот Сашино письмо:

"Андрей! Эвтаназия - это не медицинский вопрос, или в меньшей степени медицинский. И клятва Гиппократа здесь ни при чём. Нам и так всё ясно. Если подтверждён диагноз, сто раз верифицирован, сомнений нет, и прогноз ясен, без всяких ссылок на чудеса, то что ещё надо для принятия такого решения. Т.е. - это чисто техническая, или технологическая задача для медицины. Врачи здесь выступают только как эксперты, с холодным, беспристрастным анализом фактов.

Но: надо иметь виду, что ты в своём комментарии, как многие другие далее... смешивают два разных понятия:

эвтаназию - лёгкую смерть, как право пациента (гражданина), имеющего верифицированное заключение специалистов, и сам оценивающий своё состояние
и фактически наступившую смерть, или неизбежно приближающуюся смерть всех систем организма, в первую очередь - мозга.

И когда ещё регистрируются электрические сигнала от сердца, а «человеческой жизни» уже практически нет. В этой ситуации пациент, субъект, не может участвовать в принятии решения.

По второму пункту: эти вопросы даже у нас более или менее отработаны, есть Приказы Минздрава, Инструкции. Но они дискутабельны, и недостаточно качественные. «У НИХ», за рубежом, давно прописаны алгоритмы: в какой момент отключать дыхательный аппарат, какие документы в этот момент подписываются, кто участвует в этом процессе и т.п.

Далее немного по 1 и 2 пунктам раздельно:

Эвтаназия - это юридическая и социальная проблема.

Это право каждого человека, если он дееспособен. Всё. Своё право он отстаивает на основании собственного суждения, на основе знаний о своей болезни и.т.д. Другое дело, что это должным образом оформляется, может подтверждаться судом или как-то ещё. Если права гражданина эфемерны, и не защищены государством, то в такой стране всё, что угодно, может приключиться с этим человеком.

Циничны все рассуждения «здорового» по отношению к больному, терпящему невыносимые страдания. В дискуссиях приводят аргументы безумной, страстной мотивации общества облегчить страдания такого человека и вместе сочувственно прожить последние дни его жизни. Это миф. Обществу всё равно.... Умер человек - выбыл из списка льготников «собеса», очень хорошо.... Все довольны. Все страдания падают на родственников, если они есть, там хоть судно подадут... Если нет - сгнивают эти «заслуженные, опекаемые добрыми помыслами любимого государства» одиноко в неухоженной хрущёвке, или «доме ветеранов», что одинаково. Я там был - запах мочи и жуткое зрелище. Это не Америка.

Но, так или иначе, это неотъемлемое право человека не может оцениваться родственником, соседом, коллегой и т.д. Это решение может быть принято только самим пациентом, осознанно. Других вариантов быть не может. Потому смерть пострадавшего, больного, находящегося в коме - другая юридическая территория.

Эвтаназия - это не суицид, потому библейские каноны здесь неуместны.
Мотивы суицида не всегда оправданы, что справедливо признается обществом. И, тем не менее, это право нередко реализуется. Суицид совершается часто, хоть и осознанно, в аффективном или другом психопатологическом состоянии. Таких отпевают и хоронят на кладбище, после получения врачебной справки.

Для эвтаназии - основания доказываются, допускается обсуждение и признание общества. Обстоятельства, по выводам экспертов - крайние, невыносимые, неприемлемые для жизни. Человек этот - всегда ПАЦИЕНТ, потому он должен быть прощён церковью, и Богом, может быть... Церковь благосклонна к больным и не настаивает на строгом выполнении всех правил. Если батюшка не изувер, не догматик, он не будет заставлять постится больного с сахарным диабетом, а реанимируемого пациента совершать молитву, и не предаст анафеме за вовремя не совершенное таинство соборования.

Аргументы для эвтаназии - это крайняя степень невыносимого существования, потому не стоит сюда причислять тех, кто способен дожить до естественной смерти, хоть и от болезни, но без жутких страданий.

Есть такое суждение:

«Андрей ГНЕЗДИЛОВ, доктор медицинских наук, консультант-психотерапевт Государственно-благотворительного Санкт-Петербургского хосписа № 1 Приморского района Лахта, профессор кафедры психиатрии Медицинской академии последипломного здоровья:

- Человек хочет умереть, когда жизнь кажется ему невыносимой. Боль, которую он испытывает, настолько тяжела, что смерть видится ему избавлением. Необязательно физическая боль - тревога, чувство одиночества, отчаяние, депрессия, протест, гнев могут быть эквивалентами боли. В 99 % случаев мы можем снять болевой синдром, а когда снимаем синдром, человек снова хочет жить».

Приведённый пример показывает границу, которую, вероятно, не стоит переходить до эвтаназии. Это красная черта, как в операционной.

Сравнение с собачками.

Закон о защите животных у нас принят? Теперь для собачек приюты легальные есть, комфортные отели, по всей России. Собачек не убивают, не удавливают, а гуманно усыпляют, когда жизнь для них и хозяев становится «невыносимой». Хочется сказать - «всё по-человечески». У нас, без такого «закона о защите» - с человеком поступают как с собакой? Уже нельзя так сказать. Хуже.

Недавно видел сюжет по ТВ: братские студенты построили ферму - свинарник, красивый, лучше, чем в колхозах раньше были. Случился финансовый кризис, кормить свинушек нечем стало. Нашлись сочувствующие, и, правильно, конечно, доложили прокурору. Парней хотят судить за негуманное отношение к животным. Вот где цинизм, к человеку, в сравнении с хрюшками.

Я даже не хочу формировать список общественных, государственных грехов перед гражданами нашей любимой страны: бомжей на улицу из больницы выписывают, некуда больше. Старушек со сломанной шейкой бедра или после инсульта отвозят домой, вернее в неизвестность. Страховые компании не оплачивают пребывание в стационаре «по социальным показаниям». Хорошо, если дети могут обеспечить уход, а часто нет таких рядом. В «Дом престарелых...» - оформление, ожидание места занимает столько времени, что как раз ко дню смерти успевают...

О врачах и эвтаназии:

Если мы признаем эвтаназию гуманным актом, то не отдавать же это кесарю - палачу. Это должно стать медицинской процедурой. Другое дело, что конкретный доктор может отказаться от такого предложения. Такое право должно быть. Для врача данное решение - никогда не будет простым выбором. Он обусловлен специальностью, в которую ты приходишь сразу после ВУЗа. В медицине очень много неприятной, но необходимой работы. Каждому специалисту своё: травматолог, без нужды, никогда не будет выскабливать матку, если где-нибудь, в глуши, не придётся спасать женщину от кровотечения. Патанатом исследует умершего и собирает его в «последний путь», и т.д. Судьба.

Правда, что мы умираем с каждым своим «больным». Не зря - средняя продолжительность жизни врачей меньше своих пациентов на 10-15 лет. За долгую практику формируется некая защита, но что это?... С годами ещё труднее терять человека, «выстраданного» тобой, днями и ночами. Видите же - как выгорают некоторые офицеры после локальных войн. Их же тоже готовят к разным сюрпризам.
Кстати: «У нас есть примеры эвтаназии....» и врачи тут не виноваты.

Старики с перелом шейки бедра, если не оперируются, а у нас это очень редкие операции, умирают до 70% в первый год после травмы, лёжа. Операционный риск тоже высок, но значительно меньше.

Дети с муковисцедозом, которым не могут обеспечить дорогостоящее лечение.

Вот тебе из Интернета и с наших медицинских сайтов:

«Меня зовут Колосова Анна Евгеньевна. По образованию я врач, в прошлом году с красным дипломом закончила Сибирский медуниверситет, учусь в аспирантуре на кафедре патологической физиологии СибГМУ. Мне 27 лет и я болею муковисцидозом всю свою жизнь» ....

«Всю жизнь я боролась, никогда не опускала руки, но, наверное, наступил критический момент, я больше не могу, покончить с собой не могу, я человек верующий, а эвтаназии в нашем «гуманном» государстве не разрешают».

«Дали меропенема на 4 месяца в связи с выборами. Каждый месяц меня заставляют собирать документы на бюджетную комиссию, документы одни и те же, и не факт, что дадут добро на лекарство. Не понимают, что без него я не проживу. Но по рецептам я ничего не могу получить, нет и все».

Чтоб ты понимал разницу у них и у нас: «До появления высокотехнологичных средств диагностики и лечения дети, больные муковисцидозом, редко доживали до 8-9 лет»... И вот она - разница: «Американские врачи уже сегодня ведут наблюдение за пациентами пожилого возраста, некоторые из которых старше 60 лет».

(«Сейчас у меня осталось из пожертвований 144 000 рублей. 106 000 рублей я завтра заплачу за курс антибиотика Меронем для Кости Кириллова, потому что ему срочно нужно пролечиться, иначе его состояние необратимо ухудшится из-за нелеченного обострения. 26 000 рублей я должна заплатить за пульс-оксиметры для Ани Анисимовой (врач Красовский Станислав Александрович, НИИ пульмонологии при 57-й б-це), Вани Голикова и Светы Савоськиной" (отделение мед.генетики РДКБ, зав.отд. Семыкин Сергей Юрьевич)

А сборы денег всем Миром на операции в Германии тем детям, которых мы не можем ещё оперировать? И ещё много так. Это же тоже эвтаназия, только в изощрённой форме. Не ведаем, что творим.

Другая часть темы: реанимация, ожоги, и зацикленность врачей на этике - это отдельная тема. Мне там многое хотелось бы поправить, но сил сегодня нет...»

Инга Сафронова, Андрей Дятлов

Источник: http://www.irk.kp.ru/

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ