Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Таблетка под бюджет

Лекарства для льготников вновь стали головной болью властей. По оценке независимых экспертов, по уровню решения этой проблемы страна в последнее время откатилась года на три-четыре назад, когда нуждающиеся граждане едва ли не повсеместно не могли «отоварить» рецепты. Глава Минздравсоцразвития Татьяна Голикова призналась журналистам, что льготники получают лекарственное обеспечение «по принципу: кто вперед дойдет, на того и хватит денег».

А ведь тех, кто претендует на бесплатные медикаменты, за последние годы стало в четыре раза меньше. Обычные граждане из-за дороговизны лекарств часто лечатся чем попало, и это, по оценкам действующей в РФ Ассоциации международных фармпроизводителей (АМФ), укорачивает жизнь россиян в среднем на пять лет.

По подсчетам АМФ, доля расходов на лекарственное обеспечение при амбулаторном лечении, выраженная к величине ВВП, составляет в России около 0,9%, а во Франции и Германии - 1,7 и 1,4% соответственно. Средняя интенсивность медикаментозного лечения у нас почти вдвое ниже, чем у тех же французов и немцев. Ежегодно средний россиянин принимает 344 единицы различных таблеток, ампул, спреев, тогда как жители Франции и Германии - 828 и 581 соответственно. И не потому, что мы здоровее западноевропейцев или не нуждаемся в лечении. Все наоборот: суммарные потери от смертности и инвалидности, например по ишемической болезни, в России как минимум вдвое выше. При этом приведение лекарственного обеспечения к современным европейским стандартам могло бы добавить каждому жителю РФ около 4,7 года жизни.

Вся эта статистика приведена по состоянию на конец прошлого года. Если учесть, что в 2010-м положение дел в этой сфере не улучшилось, а, как признает правительство, стало хуже, можно сделать вывод, что наше отставание от Европы увеличилось, а «недоживаем» мы значительно больше. Специалисты международной фармации предложили несколько схем финансирования системы всеобщего лекарственного обеспечения, над которыми по сей день безуспешно корпят наши министерские чиновники. Иностранные производители заявили, что готовы инвестировать 1 млрд. евро в строительство своих дочерних предприятий в РФ. «Прошел год, мы походили по высоким кабинетам со своими выкладками, но кроме того, что несколько фраз из нашего отчета попали в доклады премьера, ничего не случилось. Все разводят руками», - рассказал «НИ» руководитель АМФ Владимир Шипков.

Реформировать систему в масштабах всех страны, конечно, сложно. Но ничего не выходит у нас и в таком довольно небольшом сегменте, как фармобеспечение льготников. Все знают, что за пределами Москвы бесплатных лекарств либо просто нет, либо они на порядок хуже, чем те, что можно купить за деньги. Характерный пример - Самарская область, регион с этой точки зрения вполне средний, а потому репрезентативный. На данный момент 18,4% его жителей имеют право на льготное лекобеспечение за счет средств областного и федерального бюджета. Еще несколько лет назад их было гораздо больше, но в 2007 году из «льготной» системы вышли 60%, в 2008-м - 62%, «отказников» 2009 года оказалось уже 71%.

«Я федеральный льготник, - рассказал «НИ» Михаил Востряков. - Но лучше я получу деньги и куплю на них хоть пару пачек обезболивающих, чем вообще ничего не получать». «Моя свекровь - льготница, страдает астмой, - вторит ему Ирина Едринцева. - Для нее почти никогда не бывает лекарств. То они уже закончились, то не привезли, то еще что-нибудь случилось. Сами врачи советуют свекрови отказаться от льготного обеспечения. Между тем в месяц за ее препараты надо выложить около 3 тыс. руб., а пенсия - всего 6 тыс. А ведь с каждым годом ей требуются все более сильные средства! Санаторное лечение не давали ни разу».

Другая история: «Моя мама - инвалид II группы, - рассказала Галина Алексеева. - Чтобы получить льготное лекарство, необходимо прийти в поликлинику и отстоять 30-50 минут в очереди в регистратуру, более часа - в очереди к врачу, который даже не проверит давления и не спросит о жалобах на здоровье. Врач спрашивает у медсестры: «Что-то осталось?», потом - маме: «Да, это лекарство, конечно, вам слабенькое, но больше ничего нет. Может, будет в следующую поставку...» На вопрос, когда именно, ответ: «Не знаем, мы за это не отвечаем».

Светлана Маркова в сентябре приехала в Новокуйбышевск Самарской области из Химок. Она страдает сахарным диабетом. «Здесь лекарства я получала только один раз. Дали сразу на два месяца, но только одно наименование. Лекарство российское. Моему брату, проживающему в Самаре и также страдающему диабетом, тоже так дают. Правда, Сергей мне рассказывал, что в начале года перепадали и импортные лекарства. Сами врачи заверяют, что они заказывают для больных и отечественные лекарства, и импортные, но сам льготный список уже не раз урезался, и привозят лекарства не те, что заказали, а дешевле. В аптеках Самарской области лекарства на 25-30% дороже, чем в Подмосковье и Москве. Это и понятно: крупных сетей всего пара, конкуренции меньше. В Москве, конечно, контроля за этим больше. Хотя и там мне приходилось не раз и не два приходить в поликлинику впустую: лекарств в наличии не было, ожидание по два месяца».

Картина эта до боли знакома льготникам практически в любом регионе страны с 2005 года, когда начала действовать нынешняя система лекарственного обеспечения. С тех пор было и уголовное дело с последующим привлечением к ответственности девяти чиновников Фонда обязательного медицинского страхования (ФОМС). И обыски в здании ФОМС проводились, и министр Зурабов уже давно работает послом на Украине, и начальники пониже лишись постов, обвиненные в злоуотреблениях в сфере фармобеспечения. Но ничего по сути не поменялось. Разве что двукратный перерасход лекарственных средств прежней «командой» был покрыт из федерального бюджета, а разделенная на два кармана (региональный и федеральный) система перешла первой частью в регионы, а второй - в прямое подчинение Минздрава и министра Татьяны Голиковой.

В результате мы опять пришли к тому, с чего начинали, и г-жа Голикова вынуждена признать, что у регионов денег не хватает, к тому же они не считают траты на лекарственное обеспечение приоритетными. Министр не исключает, что проблему придется решать за счет средств федерального бюджета. «Налицо явные государственные просчеты по формированию данного вида обеспечения населения. Ответственность за них лежит на всем министерстве, включая самый высокий уровень чиновников», - заявил по этому поводу «НИ» Сергей Максимов, завсектором уголовного права Института государства и права РАН, подробно изучавший дело ФОМС.

Неужели опять дело в махинациях и злоупотреблениях? Ведь людей-то в системе меньше не только в Самарской области, но и по всей стране! Из 16 млн. льготников в 2005 году на 1 января 2011-го остались лишь 4 млн., претендующих на бесплатные медикаменты. «Злоупотребления с закупками, конечно, тоже присутствуют, но налицо еще и плохое планирование, медленное взаимодействие, большая степень свободы чиновников на местах, - рассказала «НИ» Лариса Попович, директор Независимого института социальных инноваций. - Выходя из федеральной программы человек забирает из нее деньги (540 руб. в месяц). При этом он остается в региональной программе, которая выделяет лишь по 40 руб. Эта сумма не является страховой - на нее невозможно обеспечить даже минимум медикаментов, не говоря о лечении серьезных заболеваний. То есть программа обеспечения необходимыми лекарственными средствами давно перестала быть системой возмещения стоимости лекарств. А ведь сейчас в ней остались по сути только самые больные люди, которым нужен постоянный, бесперебойный медикаментозный уход, но дать его не на что».

Добавим к этому, что лишены необходимого лечения, в частности, больные трудоспособного возраста с тяжелыми заболеваниями. Так, например, ежегодные затраты на лекарства для некоторых категорий онкологических больных превышают 14 тыс. долларов в год, они непосильны даже не просто для работающих граждан, но и для неплохо зарабатывающих. Эффективное лечение не только от рака, но и от менее опасных болезней - удел состоятельных россиян, признают специалисты. В массе своей мы лечимся чем попало, не доводим до конца даже назначенные врачами медикаментозные курсы «экономкласса». В результате оценки экономических потерь от нездоровья граждан удручающи: по данным АМФ, мы ежегодно теряем около 20% ВВП. В 2007 году эти потери составили 270 млрд. долларов, а к 2020-му, если ничего не предпринять, сумма увеличится до 504 млрд.

«Обидно то, что большинство хронических заболеваний россиян поддается медикаментозному лечению лекарствами нового поколения. Однако у нас они почти не применяются, - сетует г-н Шипков. - А для того чтобы профинансировать весь рынок рецептурных лекарств, стране нужно не так много государственных денег - до 7 млрд. долларов в год в зависимости от схемы софинансирования. При этом участие граждан обойдется от 60 до 120 руб. в месяц. Даже льготники сейчас тратят на платные лекарства больше. И разве можно сравнить 270 млрд. потерь ВВП и 7 млрд., необходимых на лечение россиян?»

Специалисты уверяют: не нужно «изобретать велосипед», достаточно хорошенько посмотреть на отработанные схемы фармобеспечения развитых стран, где граждане оплачивают максимум 10% от стоимости лекарств. И самое лучшее из этих схем, может быть, просто скопировать. Незазорно! Деньги на это у нас есть, их нужно просто научиться с умом тратить.

Анжела Дружинина, Сергей Ишков

Источник: newizv.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ