Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Что такое инклюзия

По материалам совещания в ресурсном центре о том, что такое инклюзия

Передо мной заговорили об условиях обогащения детского развития при инклюзии. Поэтому я начал с усмешки:

- Да уж, кто-то обязательно обогатится...

Если под инклюзией понимать включение детей-инвалидов в учебный процесс обычной школы, то: слепым необходимы учебники, учебные пособия, вообще книги по Брайлю. Значит, в школьной библиотеке должен быть брайлевский отдел, как в библиотеке конгресса США.

Учитывая громоздкость брайлевской литературы, под неё как минимум нужна отдельная просторная комната.

Для "говорящих" книг нужна специальная воспроизводящая аппаратура, и парк её должен быть достаточным, чтобы выдавать её ученикам на дом вместе с самими "говорящими" книгами. Где читают, там и пишут.

В достаточном количестве надо иметь различные типы брайлевских приборов - от "записной книжки" карманного формата до размеров целого брайлевского листа (на таких приборах удобно составлять таблицы), а так же односторонние и двусторонние как междуточечные, так и междустрочные.

Грифеля опять же всех типов, разной формы (мне лично больше нравятся с кольцом для пальца и шариковым наконечником, который не надо точить; увы, такие наконечники исчезли вместе с исчезновением Советской власти). Вместе с Советской властью и даже раньше исчезли из продажи по доступным ценам брайлевские машинки. Недавно по просьбе моих знакомых слепоглухих поискали и нашли машинки "Ятрань", но 4 000 рублей для подавляющего большинства инвалидов - неподъёмно. С тех пор как отделилась Литва, не удаётся решить и проблему с брайлевской бумагой.

Ну, а уж компьютеры с брайлевскими дисплеями... Если среди учеников не только слепые, но и слепоглухие, то им такие компьютеры нужны обязательно и в школе, и дома, а брайлевские дисплеи очень дорого стоят. В десятки раз дороже машинок. В каждой школе, где есть слепые ученики-брайлисты, для распечатки учебных материалов необходим и брайлевский принтер. Тоже дорогое удовольствие.

Реабилитационных центров, где имеется всё перечисленное пока очень мало. Нужны рельефные учебные пособия - рельефные карты, схемы, иллюстрации, глобусы.

Нужна специально обустроенная пришкольная территория, на которой можно было бы обойтись без травм при слабом зрении либо вообще без него. Нужны специалисты-тифлопедагоги, в частности, инструктора по ориентировке на местности.

Нужны белые трости различных типов, особенно длинные с вертящимися наконечниками и достаточно прочные, чтобы на них можно было и опираться. Для уроков рисования, геометрии, алгебры, физики нужны приборы Семевского и другие чертёжно-рисовальные приспособления для слепых.

Вместо футбола - ролингбол, для шахматно-шашечных турниров специально приспособленные шахматы и шашки. Рельефные домино, головоломки и т.д. ...

Глухим нужна в первую очередь специальная аудиоаппаратура для тренировки остаточного слуха прямо на уроках. Нужны аудиографы для проверки слуха. Хорошо подобранные индивидуальные слуховые аппараты - эта техника считается протезной. Опять же специалисты и деньги - много денег.

Паралитикам и другим с опорно-двигательными проблемами нужны коляски разных типов, опорные трости, в том числе с подлокотниками, костыли, ходунки... Специально приспособленная инфраструктура - пандусы, подъёмники, специальные туалеты (в стране, где в половине школ все удобства во дворе).

Для сколиозников тоже свои условия, в частности, специально оборудованные места за партами, чтобы не загубить окончательно позвоночник.

Олигофрены и умственно полноценные в одном классе? - не представляю. Притом, что и вообще в каждом классе есть ученики сильнее, слабее... Когда я поступил Загорский детский дом, там группы состояли из трёх, но и в таких группах уровень учеников был очень разным, и учились они по разным программам, а если по одной, то с разрывом в несколько классов. В одной со мной группе была очень слабая, но и крайне амбициозная девочка, которая потребовала, чтобы я подождал, пока она меня по программе догонит. Учителя, видимо, с целью проверить силу моей учебной мотивации, спросили, согласен ли я ждать. (Кто-нибудь спрашивал США, согласны ли они ждать Россию и весь остальной мир?...)

Разумеется, я ждать отказался.

Наполняемость классов - тяжелейшая психологическая, а не только финансовая проблема.

Не говорю уж о взаимоотношениях между более и менее здоровыми ребятами. В частности, для более здоровых разного рода инвалидные приспособления могут быть привлекательны в качестве игрушек. В условиях смен общения Детского ордена милосердия мы этим пользуемся, чтобы дополнительно заинтересовать и более здоровых, и менее. Но легко себе представить острую конфликтную ситуацию дележа этих "игрушек" между теми и другими, а как следствие - их сознательной порчи. Для педагогов такой поворот событий обычно полная неожиданность, во всяком случае, заранее не предвидится.

После моего выступления стали горячо обсуждать вопрос о границах инклюзивного и, всё-таки, специального коррекционного образования, оснащённого всем мною перечисленным и многим другим. То-то же! А то раскричались популисты из "Перспективы", что в интернатах сплошная дедовщина и прочий фашизм. Ну, это на совести "перспективных", но факт, что спецшколы необходимым оборудованием и достаточно грамотными кадрами специалистов худо-бедно оснащены, а как всем этим оснастить обычную "массовую" школу?..

Многократно звучит слово "невозможно" применительно к российским условиям.

А.В. Суворов

1 ноября 2010 год. Совещание в ресурсном центре о том, что такое инклюзия.

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ