Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

"Я тоже хочу в такой детский сад!"

Здесь воспитывают не только детей, но и родителей

В конце сентября в Москве проходила I Всемирная конференция ЮНЕСКО по воспитанию и образованию детей младшего возраста (ВК ВОДМ). Программа конференции была достаточно насыщенной, ее участники побывали во многих детских дошкольных учреждениях столицы, в частности, в Центре развития ребенка детский сад № 2030, в котором находится Ресурсный центр «Все лучшее - детям»; Центре развития ребенка детский сад № 2326, (победитель городского конкурса «Детский сад будущего»); детском саду № 288 с инклюзивным Ресурсным центром «Детский сад для всех».

Интеграционные и инклюзивные детские сады у нас - дело новое. Настолько новое, что их нередко путают и пишут, например, так: «образовательная интеграция (инклюзия)». Как будто это - одно и то же.

Да и на форумах в Интернете, где молодые мамы обмениваются советами и размышлениями, куда лучше пристроить свое чадо, нередко можно наблюдать такой диалог: «Чем отличается интеграция от инклюзии? - А ничем! Практически одно и то же».

- Между этими понятиями достаточно большая разница, - поясняет заведующая детсада № 288 Мария Прочухаева. - Хотя суть у них приблизительно одна: ребенок «с проблемами» - это может быть инвалидность, аутизм, нарушения слуха, речи, а также, наоборот, большая развитость, живость ребенка - находится в одной группе с обычными детьми. Но вот подход - разный.

Инклюзия является, скажем так, более высокой ступенью развития системы дошкольного образования.

При интеграции внимание преподавателя в основном направлено на проблемы детей со спецпотребностями.

Соответственно, они получают преимущества. При инклюзии преимущество получают все - в том числе и родители, которые активно участвуют в воспитательном процессе, и воспитатели, этот процесс осуществляющие. При интеграции к «особым» детям относятся с преувеличенным вниманием, выделяют их.

При инклюзии упор делается на командную общую деятельность, где каждый может найти себе место и занятие. При интеграции ребенок приспосабливается к среде, при инклюзии - среда (в данном случае, сам детский садик) перестраивается под ребенка.

При инклюзивном методе действует принцип работы с родителем. Именно родитель является главным экспертом по нуждам и проблемам ребенка.

- Если несколько лет назад мы говорили, что «мы работаем по запросу родителя», - сказала Мария Прочухаева, то сейчас мы вместе с родителями разрабатываем программы для ребенка.

Сотрудники детсада рассказывают: одна из мам поводила-поводила ребенка в инклюзивный детский сад несколько месяцев и вдруг на каком-то мероприятии начала горько рыдать. Все преподаватели, заведующая, родители всполошились - что такое? А она плачет и говорит сквозь слезы: «Ну почему, почему у меня такого не было? Я тоже хочу в такой детский садик!»

Рассказали и про другую маму, угрюмую, нервную и замкнутую, которая тряслась над своим чадом, готова была ради своего ребенка всех остальных - детей и родителей - растолкать и затоптать. Через полгода лицо ее светилось улыбкой, она входила в родительский комитет, увлеченно возилась с детишками. Словом, инклюзивный детский садик воспитывает не только самого ребенка, но и родителя.

- Я и мой сын Марк познакомились с Центром игровой поддержки ребенка в детском саду № 2336 год назад, - рассказывает Вера Верокина. - Это было удивительно! В течение всего одного часа мы успевали послушать сказку, заняться творчеством, физкультурой, пением, танцами. Эти занятия развивали не только ребенка, но и меня. С нами все время работал детский психолог. Советовал, какие игрушки покупать, что делать, если у ребенка плохое настроение, если капризничает. В этом детском саду я поняла, как важно быть активным родителем, как важно, несмотря на свою занятость, уделять ребенку внимание.

В детских садах пилотного проекта ЮНЕСКО и Департамента образования Москвы сюрпризы - на каждом шагу. И все они разные. Вот, например, расписанные стены, на которые с помощью липучек прикреплены мягкие детали.

Можно поменять местами гномиков в окнах нарисованного замка, переставить бабочек на цветах, убрать спящие подсолнухи вниз, а наверх поставить веселые, улыбающиеся, собрать шишки на елке... Игра эта забавна и для детей, и для взрослых: детали приятны на ощупь, а эти простые действия успокаивают.

В другом детском саду есть большая интерактивная панель, на которой можно собирать цветы или раскрашивать картинки.

В третьем оборудована сенсорная комната, где в полутьме бегают цветные огоньки и звучит приятная музыка. И в каждом детском саду обязательно есть бассейн.

А дети «с проблемами»? Они тоже есть, только где? Один из принципов инклюзии: в группе должно быть 70 процентов здоровых детей и 30 процентов - не больше - «особых». Они тоже тут, возятся с кубиками, изучают предметы на ощупь, плещутся в бассейне - только отличить их очень и очень трудно.

Большая ошибка - считать, что инклюзивный детский сад хорош только для детей с проблемами, с нарушениями слуха, развития. Во-первых, ребенок может быть «особым» как в минус, так и в плюс. В обычном детском саду ребенку с аутизмом или с нарушениями слуха будет трудно. Но точно так же там будет трудно ребенку гениальному, ребенку с очень живым умом и нестандартным восприятием. И тот, и другой ребенок окажутся в изоляции, и в будущем у них будут проблемы с социализацией.

Нам трудно поверить во что-то очень хорошее. И закономерно возникает вопрос: а не преувеличивают ли педагоги, родители и журналисты достоинства инклюзивного детского сада? Может быть, у него все-таки есть недостатки?

Да, есть. Пока такой недостаток только один, но он существенный. Дело в том, что инклюзивное дошкольное воспитание в России находится пока на стадии эксперимента. Его развитию мешает множество барьеров. Тут и уровень общественного сознания - многие родители не понимают достоинства инклюзивного воспитания и активно ему сопротивляются. И отсутствие гибких образовательных стандартов - а как же иначе подстраиваться под индивидуальные нужды ребенка? И несоответствие учебных планов и содержания обучения.

И отсутствие подготовки у педагогов, незнание коррекционной педагогики, специальной психологии, представления об особенностях психофизического развития детей. Да и просто недостаточная материальная база детских садов.

Тут во многом детские сады зависят от родителей. Даже те, которые являются пилотными проектами ЮНЕСКО.

Вон, например, стоит мягкий лабиринт для детей с синдромом Дауна - это чудо собрали родители ребятишек...

Яна Маевская

Источник: vmdaily.ru