Архив:

Волшебная комната на Большой Ордынке

В Марфо-Мариинской обители заработал Медицинский центр Милосердия

Пока здесь только одно отделение - детское, а у большинства пациентов в медицинских картах значится диагноз «детский церебральный паралич». Есть, конечно, и малыши с другими недугами, но именно ДЦПшники с первых дней работы центра «Милосердие» преобладают. На мой взгляд, это красноречиво иллюстрирует два момента.

Во-первых, страшное название болезни из трех букв по-прежнему является узким местом в амбулаторном звене отечественной медицины даже в столь сравнительно благополучном регионе, как наш город.

Во-вторых, работают в «Милосердии» специалисты экстра-класса - вряд ли иначе родители со всего города свозили бы детей именно на Большую Ордынку.

Космос доктора Семеновой

Хотя... Какое тут, в самом деле, «вовторых»? Профессор Ксения Семенова, консультирующая больных в своем кабинете по средам, не может быть на вторых ролях. Она однозначно первая.

Хотя бы потому, что на просторах России в области ДЦП этот доктор, еще в прошлом году разменявший десятый (!) десяток, до сих пор считается непревзойденным специалистом.

- Как-то в США попробовали подсчитать причины заболевания ДЦП и остановились в районе четырехсотой позиции, - говорит Семенова. - Во всех случаях речь так или иначе идет о внутриутробных патологиях. Часто механизм заболевания запускается обычным стрессом (а их у беременных выше крыши - начиная от постоянного беспокойства и заканчивая возможным разрывом с женихом или мужем).

Иногда дело в генетических сбоях, вызванных, например, радиацией (в последнее время много больных в семьях физиков - впрочем, это, пожалуй, не для печати?..) Но чаще всего виновата внутриутробная инфекция или интоксикация.

Причем роженица может даже не догадываться, какая страшная (конечно, для плода, а не для взрослого организма) зараза годами бродит в ее теле. Например, одна из самых распространенных причин ДЦП - банальный герпес у мамы.

В классическом смысле ДЦП неизлечим. Однако заболевание это столь специфическое, что бороться с ним, как говорится, никому не рано и никогда не поздно.

Новая эра в реабилитации больных стартовала в середине прошлого века, когда на Западе (в первую очередь в Великобритании и США) появились прогрессивнейшие методики социализации детей с ДЦП.

- Советский Союз отстал в этом примерно на целое человеческое поколение, - рассказывает Ксения Семенова. - Только в 1968 году в НИИ педиатрии появилось первое специализированное отделение, а в начале 1980-х годов мне удалось открыть клинику на 420 коек на Мичуринском проспекте. Потом аналогичные проекты удалось осуществить почти во всех союзных республиках.

Последнее достижение Ксении Семеновой в еще советской Академии медицинских наук - адаптация костюма космонавта к «нашим», как говорит сама Ксения Александровна, детям:

- На первый взгляд, это вещи из разных миров, но получилось очень здорово. Сейчас по всей стране комбинезоны «Гравистат» используют в четырех сотнях организаций. Мое изобретение, естественно, запатентовано, но я о своих авторских правах не вспоминаю очень давно. Главное, чтобы...

- ...Костюмчик сидел? - не удерживаюсь я от заполнения паузы, пока собеседница подбирает нужное слово.

- Да, но еще важнее, чтобы он приносил пользу. Сейчас при помощи современных методов восстановления, и костюма в том числе, я могу поставить на ноги даже 35-летнего пациента. Среди наших подопечных множество людей с высшим образованием, которые выросли, женились и сами воспитывают детей.

Подчас внешние проявления ДЦП (нарушенная речь, плохая координация движений) у них остаются, но они становятся полноправными членами общества.

Голоса

Пока, как уже говорилось, в «Милосердии» заработало только одно отделение - детское. Будь моя воля, я бы срочно открыл (можно даже безо всякого финансирования - сейчас поймете, почему) еще одно - вспомогательной психологической разгрузки для пессимистов и мизантропов. А в первую очередь - для нытиков, которым вечно свет белый не мил. Поругался с утра с женой? Обиделся на начальника? Просто встал не с той ноги? Получи рецепт: полчаса терапии в кабинете доктора профессора Семеновой. Можно даже никуда не смотреть, просто слушать диалоги. Гарантирую: после сеанса такой подзарядки хандру как рукой снимет.

«Вам в больнице врач что хотел делать?» «Вообще ничего не хотел. Полгода думал, потом заговорил об операции». «Такую кроху?! Сейчас ее оперировать ни в коем случае нельзя. Снаружи сустава уже поздно, а если внутри - это огромный гипс, она просто не выдержит. Она вас понимает?» «Да...» «Ну-ка попробуйте пройтись... Нет, нет, это не шаг... Но ведь она и голову не держала и на четвереньки с трудом вставала... В общем, прогресс налицо. Подойдите к столу. Смотрите, вот тут есть точка - нажимаем, и кость встает на место». «Как вы ЭТО сделали???» «Вы какой раз у меня? Третий? Карандаш в руку девочка берет?» «Да, берет... Да мы уже в первый класс пошли!» «А слюна идет?» «Да. Исчезает, только если она постоянно чем-то занята». «Понятно. Придете ко мне еще раз, а пока попринимаете вот это... Речь так и не проснулась?» «Нет, но понимает она все». «Да ведь это еще хуже... Вам сколько лет?» «Через месяц будет восемь».

«Времени у вас в обрез, возраст критический - смотрите не опоздайте...»

- Почему критический возраст? Куда они могут опоздать, Ксения Александровна? - спрашиваю доктора, когда Евгения Зуева вместе с дочкой Аней, приехавшие из Измайлова, покидают кабинет.

- Все очень просто: 3, 7, 11-12 и 15-16 лет в ДЦП - критические точки, когда те или иные лечебновосстановительные комплексы можно еще успеть применить с наибольшими шансами на успех. В эти моменты происходит функциональная перестройка организма, после которой усилия на достижение аналогичного эффекта приходится предпринимать на порядок большие.

Вы в волшебной комнате были? Последний вопрос адресован не мне, а очередным заглянувшим в кабинет посетителям. «Нет еще, мы потом пойдем...»

Под святым оком

Покажите мне человека, который не хотел бы оказаться в волшебной комнате! Конечно, репортеры «Вечерки» тоже туда устремились. Комната, доложу вам, реальная, и чудеса взаправдашние. Среди них: кровать из воды, царский трон из песка, возникающие ниоткуда и так же молчаливо гаснущие звездочки, огромные рыбины, «умные» мячи и обручи...

Наконец (и это, наверное, главное) - блестящие от радости глазенки ребят, которые еще в лифте по дороге сюда напоминали маленьких старичков. По науке этот объект называется, правда, чуть иначе - сенсорной комнатой, а смысл его - осторожное пробуждение всех органов чувств человека. «Запахи мы, правда, сегодня не «включали» - объясняет заведующая отделением Татьяна Шор. - Для этого контингента пациентов они не столь принципиальны».

На лечение в центр «Милосердие» принимают только москвичей, хотя в исключительных случаях в консультациях не отказывают и иногородним. Финансируется организация посредством серии субсидий и пожертвований, поступление которых регулирует столичный Департамент социальной защиты.

Марфо-Мариинская обитель предоставила отреставрированное с иголочки здание, оплаченное благотворителями новейшее оборудование и нескольких сестер-послушниц, которые работают здесь на неквалифицированных должностях (например, в гардеробе).

И, естественно, преподобномученицу княгиню Елизавету - основательницу, а теперь и небесную покровительницу этого уникального заведения в центре Москвы, по уставу и внутреннему укладу которого девушки-послушницы, не принимая монашеского пострига, руководствуются в обыденных делах и в своем социальном служении монастырскими нормами и правилами.

Когда автор этих строк однажды в МарфоМариинской обители вслух выразил удивление тем, что ни один престол в здешних храмах до сих пор не посвящен святой Елизавете, мне в ответ с улыбкой возразили: «Ведь она здесь повсюду!»

В случае с «Милосердием» это не метафора: образ первой настоятельницы вместе с ее келейницей инокиней Варварой, также принявшей мученическую смерть от большевиков, - на иконах во всех медицинских помещениях центра.

Наверное, будет некоторым преувеличением утверждать, будто святые с небес впрямую вмешиваются в реабилитационный процесс малышей. Хотя без их участия в центре явно не обходится.

Например, некоторые врачи тут работают бесплатно. Совсем. Во славу Божию, как принято говорить в Церкви. Ксения Семенова в их числе.

- А что вы удивляетесь, - с достоинством говорит мне на прощание Ксения Александровна. - Или вы сомневаетесь, что не все в жизни делается за деньги?

Справка «ВМ»

Детский церебральный паралич (ДЦП) - заболевание центральной нервной системы, при котором происходит поражение одного или нескольких отделов головного мозга, в результате чего развиваются не прогрессирующие нарушения двигательной и мышечной активности, координации движений, функций зрения, слуха, а также речи и психики.

Основные причины ДЦП связаны с гипоксией, то есть с недостаточным снабжением головного мозга плода во время беременности или новорожденного в родах кислородом.

Форму ДЦП и степень тяжести заболевания устанавливает врач-невропатолог.

При легкой степени ребенок обучаем, способен самостоятельно передвигаться, владеет навыками самообслуживания.

Средняя степень требует дополнительной помощи со стороны взрослых.

Дети с тяжелым течением ДЦП полностью зависят от окружающих, интеллектуальное развитие колеблется между умеренной и тяжелой степенью умственной отсталости.

Доктора советуют

Родителям больного ДЦП малыша надо быть готовыми к тому, что самыми первыми проблемами, с которыми столкнется их ребенок, будут:

- Выраженные нарушения в двигательной сфере.

- Недостаточное речевое развитие, а в некоторых случаях и полное отсутствие речи.

- Маленький запас знаний о явлениях окружающего мира.

Конечно, в одиночку семье будет очень трудно справиться с выпавшим на ее долю испытанием, и успех реабилитации во многом будет зависеть от слаженности и согласованной работы разных специалистов. Однако они занимают позицию консультантов и помощников, а ведущая роль в этом трудоемком и продолжительном процессе все же отводится самым близким и родным для малыша людям.

Дмитрий Анохин

Источник: vmdaily.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ