Архив:

Свидетельство о чуде

Крестьянин из Самарской губернии Григорий Журавлев, рожденный без рук и ног, писал иконы удивительной красоты. Одна из них была обнаружена в Боснии. Григорий Журавлев появился на свет без рук и ног. Но сумел прожить жизнь радостную и полную любви. Писал иконы удивительной красоты. К концу XIX века прославился по всей России. Написанные им образы почитались благодатными, так как были... нерукотворны.

Его жизнь можно назвать подвигом, но более точным все-таки будет другое определение - она была свидетельством о чуде. Рожденный беспомощным инвалидом сын простого крестьянина, Григорий получил в дар великий талант живописца и умение быть счастливым.

Родился он в 1858 году в Самарской губернии, в деревне Утёвка. С детства рисовал, зажав уголь, карандаш, а позже кисть зубами. Масляные краски впервые получил в 13 лет в подарок от настоятеля местной церкви. Целыми днями, до боли в деснах, стирая в кровь губы, клал на бумагу мазок за мазком, добивался нужного сочетания красок. Лишенный многих мирских радостей, он создавал в рисунках свой особенный мир, полный любви и красоты. Терпеливо учился, преумножая талант. Стал одним из самых знаменитых живописцев своего времени.

Открытая, радостная, праздничная душа его светилась в иконах, делая их неподражаемыми. Недаром именно ему жители Самары решили заказать подарок для самого царя. В документах из областного архива говорится о проведении подписки на создание иконы, которую жители губернии решили поднести Александру III и его семье «по случаю чудесного спасения при крушении поезда 17 октября 1888 года». И сообщается, что «крестьянину села Утёвка Григорию Журавлеву за написание сей иконы было уплачено 50 рублей». Ему же была заказана икона святителя Алексия Московского для крупнейшего храма губернии - Самарского кафедрального собора.

В советские времена о чудесном изографе совсем забыли. Но в 1963 году, в самый разгар очередной антирелигиозной кампании, в краеведческий школьный кружок села Утёвка пришло письмо из Боснии, от историка живописи и реставратора Здравко Каймаковича. «Проводя учет памятников в нашей республике, - писал он, - в сербской православной церкви в селе Пурачиц возле Тузлы я обнаружил икону, которую сделал ваш земляк Григорий Журавлев.

Икона средних размеров, исполнена масляными красками на доске и изображает славянских первоучителей святых Кирилла и Мефодия. Святые изображены стоя со свитками в руках. И представляют собой тщательную и тонкую работу, так что в первый момент я подумал, что это произведение работы иконописца с академическим образованием, и что подпись с текстом автора - это мистификация...»

А текст был такой: «Сию икону писал зубами крестьянин Григорий Журавлев села Утёвка Самарской губернии безрукий и безногий года 1885, 2 июля». Как икона преодолела путь от заволжских степей к берегам Адриатического моря, до сих пор остается загадкой. Возможно, ее привез один из сербских паломников или кто-то из русских эмигрантов, переселившихся туда после революции.

Вскоре утёвские краеведы разыскали в домах односельчан иконы с подобными надписями. А в областном архиве были обнаружены документы, содержащие поразительные факты из жизни художника. Оказывается, слух об удивительном мастере дошел до Николая II. Григорий Журавлев по его приглашению приезжал в Петербург вместе с братом Афанасием и написал портрет царской семьи.

Император, пораженный увиденным чудом, назначил ему «пожизненную пенсию в размере 25 рублей золотом ежемесячно» и повелел самарскому генерал-губернатору предоставить изографу иноходца с летним и зимним выездом. А также подарил на память альбом. Много лет спустя, в 2006 году, царский подарок случайно отыскался... в одном из школьных музеев Самарской области. На пожелтевших листках - эскизы, сделанные Журавлевым.

По крупицам собирал воспоминания старожилов о своем удивительном земляке учитель утёвской школы Кузьма Данилов. Сохранилось несколько записанных им свидетельств современников изографа. Так, жительница села крестьянка Корнева вспоминала: «Гриша легонький был, маленький, его принесут мужики в церковь, он сидит и зорко на всех посматривает. На полу маленький столик, а он держит кисть в зубах и рисует. Вначале за ним мать его ухаживала, а потом - до самой смерти - его брат Афанасий, он был искусный чеканщик. Гриша веселый был, шутить умел, поэтому мужики, особенно певчие, рады были его с собой брать...»

Веселый и жизнелюбивый, Григорий никогда не чувствовал себя обделенным судьбой. В двадцать два года экстерном окончил Самарскую мужскую гимназию, причем с отличием. Читал Пушкина, Достоевского, Толстого, жития святых. Была в жизни у Григория и любовь, хотя и без надежды на взаимность. Вся Утёвка знала о его сердечной привязанности к односельчанке Екатерине Грачевой. Правда, замуж она вышла за другого, да он и не сватался. Увековечил ее вместе с маленьким сыном Федором на иконе, которую современники назвали «Утёвской Мадонной». Писал ее восемь лет, а когда закончил, Екатерина получила ее в дар.

К 1885 году в Утёвке началось строительство соборного Троицкого храма. Григория пригласили расписывать стены. По его чертежу были сделаны специальные подмостки, где люлька на блоках ходила в разных направлениях. Около него все время находились брат и еще один помощник, которые его перемещали, подавали и меняли кисти и краски. Это был настоящий подвиг. Особенно тяжело было расписывать купол храма. Ему приходилось лежать на спине, на специальном подъемнике на винтах, страдая от усталости и боли. Но когда принимался за роспись - забывал обо всем.

Через несколько лет работа была закончена, и на освящение храма прибыла вся губерния. Несказанная небесная красота росписи поразила всех: в сияющих красках словно ожили Ветхий и Новый Завет...

Последней работой Григория был Богородичный образ «Благоуханный цвет». Рассказывали, что в ночь перед смертью он беспокойно метался по постели и просил, чтобы пришел Ангел Божий и дописал икону. Умер он утром 15 февраля 1916 года. Когда пришел заказчик за иконой, она оказалась законченной и даже была покрыта олифой. Кто завершил икону - осталось загадкой. Возможно, это сделал брат Афанасий. Похоронили Григория Журавлева в церковной ограде расписанного им Троицкого храма. На могиле, как он и просил, поставили простой крест и написали на нем: «Се, Человек».

Иконы работы Григория Журавлева разошлись по России, да и по всему миру. Есть они в Троице-Сергиевой лавре, в Казанском соборе Петербурга, в Пюхтицком монастыре в Эстонии. Образ святых Кирилла и Мефодия, найденный в Боснии, вернулся на родину автора и находится в Самарском церковно-историческом музее. А вот уникальная роспись утёвского храма не сохранилась.

После революции Свято-Троицкую церковь в Утёвке превратили, как было тогда принято, в склад. Росписи Журавлева начали осыпаться и большей частью погибли совсем. К счастью, часть ликов спасли жители Утёвки - разобрали по домам и хранили до лучших времен. Теперь храм возвращен Церкви и восстанавливается, а односельчане бережно хранят память о Григории. Настоятель храма протоиерей Анатолий Копач рассказывает: «Уже поднимался вопрос, чтобы канонизировать Григория Журавлева как местнопочитаемого святого, но некоторые говорят, что нет от него чудес. А разве не чудо, что мы в такое трудное время построили колокольню, поставили на нее купол и водрузили крест! Я считаю, что это чудо. И я чувствую духовную помощь Григория Журавлева, потому что если бы не было ее, вряд ли бы мы что-нибудь сделали».

Его духовную помощь чувствуют многие. Экспозиция в уникальном московском музее Творчества, Преодоления и Духа «Равновесие», посвященная Григорию Журавлеву, иногда попросту возвращает людей к жизни. Директор музея, представитель Фонда социальной интеграции инвалидов «Филантроп» Елена Брыкова рассказала, что и среди наших современников есть человек, повторивший подвиг Журавлева. В 2008 году лауреатом международной премии «Филантроп» в специальной номинации «Преодоление. За гранью возможного» стал художник из Казахстана Валерий Сейтбаталов.

В результате несчастного случая Валерий, совсем молодой еще человек , оказался прикованным к постели. Преодолевая боль и отчаяние, попробовал писать, держа ручку в зубах. Потом сделал набросок на листе. Появились первые рисунки. Сначала карандашом, потом и красками. За 10 лет художник-самоучка создал более 50 картин, в основном пейзажи и портреты. Искусствоведы утверждают, что портреты работы Сейтбаталова настолько точно отображают игру света и тени, что их можно принять за обработанные на компьютере фотографии.

Не так давно Валерий начал писать иконы. Он уверен, что дар художника открыл ему Бог: « Я считаю, что это промысел Божий, ведь до травмы я никогда не рисовал. Было желание, но ничего не получалось. Недавно закончил работу над иконами верхнего ряда иконостаса для Денисовской церкви. На работу над иконами я получил благословение архиепископа Уральского и Гурьевского Антония. Иконы для церкви нашего поселка написал, что называется, на одном дыхании». Русская православная церковь оценила труд Валерия Сейтбаталова по достоинству, наградив его орденом святого благоверного князя Даниила Московского.

Его работы также представлены в музее «Равновесие». «Есть люди, которые способны не сломиться перед несчастьем, перед бедой, перед какими-то обстоятельствами жизни, которые они не в силах изменить, - сказала директор музея Елена Брыкова. - Но они способны подняться над своей немощью и совершить, казалось бы, невозможное. Именно они своим жизненным примером могут помочь тем, кому нужна помощь, поддержка в каких-то трудных обстоятельствах жизни.

Судьба Григория Журавлева, а теперь и Валерия Сейтбаталова, людей верующих и с чистой душой, яркий тому пример. Конечно же, узнав о таких людях, очень хочется рассказать о них. Для того чтобы в наше сложное время кому-то помочь вернуться к созидательному труду, может быть, кого-то вывести из состояния отчаяния и безнадежности». У Валерия Сейтбаталова сегодня много работы и творческих замыслов. А главное - он чувствует себя счастливым. Как когда-то Григорий Журавлев. И это тоже Чудо.

Екатерина Шевелева

Источник: rus.ruvr.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ