Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Помочь персонально, помочь профессионально

Беседа с президентом благотворительного фонда социальной поддержки граждан «Соинтеграция»

Промышленный проезд, пять минут ходьбы от станции метро «Фили». Тихий зеленый дворик, серое четырехэтажное здание. – Мне в фонд «Соинтеграция», – говорю я охраннику, и тот кивает в ответ: – А вот они, видите? Собрание у них...

На первом этаже, в холле, несколько рядов стульев. Группа человек – в основном мужчины. Мужчина на инвалидной коляске, мужчина с палочкой, мужчина на костылях.

И вижу знакомое лицо, слышу знакомый голос: президент фонда «Соинтеграция» Ольга Михайлова говорит, обращаясь к собравшимся:

– …Сегодня мы должны с вами договориться принципиально – насколько вы готовы к этой работе, вам надо подумать, все взвесить, рассчитать свои силы, возможности… Потому что общественная инспекция – это дело очень важное, это работа всерьез и надолго, вам нужно будет пройти курс семинаров, поучиться, войти в тему. Вы будете осматривать городские объекты, общаться со строителями и чиновниками, изучать документы, и все это потребует и сил, и времени, и умения. Работа ваша будет оплачиваться, мы заключаем на нее договор…

Невысокая, энергичная – она совсем не изменилась с тех пор, как мы виделись последний раз, когда у нас в «Вечерке» проходила «горячая линия» и Ольга Викторовна отвечала на вопросы читателей – четко, внятно, понятно, убедительно. А совсем недавно я слушала ее выступление на круглом столе, посвященном все тем же, «нашим» проблемам – реабилитации, интеграции, адаптации инвалидов.

Она рассказывала о программе – новой, принципиально революционной программе, которая скоро должна заработать в Москве: о подготовке интеграционных консультантов для инвалидов. Доклад был очень интересный, но жаль, что короткий – регламент поджимал.

В общем, я напросилась на интервью, а попала прямехонько на семинар для общественных инспекторов по безбарьерной среде – еще один проект, которым сейчас непосредственно занимается «Соинтеграция».

– У вас есть ко мне вопросы?

Вопросов у людей множество, у меня тоже, но сначала – они. Вот невысокого роста мужчина на костылях (я видела, с каким трудом он передвигается, мы подошли сюда вместе) спрашивает: а как со временем? Дело в том, что он работает на двух работах, надеется, что сможет совмещать, но надо как-то решить вопрос со временем.

Михайлова отвечает, что все эти вопросы можно решить, сейчас у них просто вводная, ознакомительная встреча.

А у меня просто нет слов...

«На двух работах!» Видно же, что инвалидность у него непростая – а у нас здоровенные мужики бревнами валяются поперек дивана, ничего делать не хотят, только водку пить, кризис – не кризис...

– …А вы говорите – низкая мотивация к реабилитации у наших инвалидов, – как бы слегка упрекнула я Ольгу Викторовну, когда мы с ней наконец-то остались вдвоем, но все еще «в теме» только что прошедшего разговора, людей, проблем, обсуждения...

– Помните, вы на круглом столе рассказывали об этих проблемах?

– Конечно, помню, и это абсолютная правда: как правило, очень низкая мотивация; но понятно, что нет правил без исключения, и есть просто потрясающие примеры того, как люди в этой ситуации себя ведут, чего достигают, как работают, учатся и так далее, тому подобное.

Но, смотрите, какая у нас картина. Вот у нас миллион двести инвалидов по Москве – цифра, не раз и не два озвученная, статистика официальная. Из них девятьсот тысяч – пенсионеры.

Понимаете? Для них инвалидность – это льготы, и более ничего. И никакая реабилитация, кроме санаторнокурортного лечения, их не интересует, она им попросту не нужна…

– Ну как же? А всякие кружки для инвалидов, те же интернет-клубы для пожилых в наших центрах социального обслуживания?

– Мы сейчас о разных вещах говорим – досуговая деятельность тоже может быть частью реабилитационных программ, но именно частью. Потому что, по большому счету, активная реабилитационная поддержка нужна молодым инвалидам, людям среднего возраста и детям. Понятно, почему? Потому что у них вся жизнь впереди, им надо учиться, работать, стремиться к самореализации, входить в сообщество – и таких у нас, мы посчитали, порядка 170 тысяч. И если мы вовремя и грамотно подберем им реабилитационные программы, то мы получим эффект, изменится качество их жизни, появится смысл ее… Но примерно 30 процентов из этого числа – это люди, которые, как говорится, могут, но не хотят: они никуда не стремятся, они сидят дома, «в своей скорлупе», варятся в своих проблемах, к сожалению, порой доходят до суицида…

– А еще и алкоголизм, и наркомания – если взрослого человека так «вышибает из седла» болезнь, травма, несчастье, жизнь-то, считают, кончена! Иной раз еще и не начавшись.

– Вы правы, абсолютно, к сожалению. И есть еще проблема родителей, и близкого окружения, которые несут на себе эту ношу, порой непосильную, неподъемную, – им тоже надо помочь, чтобы они жили нормально, полноценно. Кто это сделает?

– Как я понимаю, мы подошли к теме, программе персональных помощников, или, как вы из теперь называете, интеграционных консультантов. Ольга Викторовна, расскажите о ней подробнее, ведь некоторые до сих пор не уяснили, в чем разница между ними и нашими привычными социальными работниками. Слышала и такое мнение, что персональный помощник – это что-то вроде сиделки при тяжелом больном…

– Разница принципиальная и кардинальная. Надо понимать, что персональный помощник – это не тот, кто приходит на дом к инвалиду два раза в неделю, занимается закупкой продуктов, какими-то бытовыми, текущими делами и т. д.

Я бы сказала, что персональный помощник – это, во-первых, своего рода менеджер, который может правильно понять, вычленить проблемы, которые есть у конкретного человека, определить пути их решения и помочь их реализовать. То есть мы говорим об управленце, который должен обладать мультидисциплинарными знаниями, «подкован», как говорится, на все сто…

– Да где же их взять-то, таких мультидисциплинарных?!

– Мы сами их готовим, учим. Сейчас в двух московских округах, ЦАО и СВАО, в порядке эксперимента началась наша программа, мы отобрали кандидатов из числа и социальных работников, и сотрудников ЦСО… Так вот, грамотный персональный помощник должен сначала определить: какие именно проблемы надо решать конкретному человеку, инвалиду? Психологические, юридические, адаптация жилья, образование с последующим трудоустройством? Он привлекает профессионального психолога, специалиста, который знает, как работать именно с опорниками, или аутистами, или дэцэпешниками и т. д.

Или, скажем, вопрос приспособления среды – он знает, куда с этим обращаться, какие документы, справки нужны, он идет в управу по месту жительства, начинает там решать эти вопросы…

– То есть он уже как бы и полномочный представитель?

– Совершенно верно, он и представитель, он и координатор всей этой многоплановой реабилитационной деятельности, которая завязана на конкретный случай, конкретного человека, инвалида и его семью.

- И сколько нам нужно сегодня таких специалистов?

– Думаю, не ошибусь, если скажу, что порядка 100 тысяч инвалидов с тяжелыми ограничениями жизнедеятельности сегодня могут и должны быть охвачены в Москве услугами персональных помощников, нуждаются именно в такой форме, в таком порядке реабилитации, которые они могут предоставить. Какова должна быть нагрузка, пока мы точно не знаем. Сейчас отталкиваемся от цифры «пять», не больше, подопечных на одного консультанта. Практика покажет, верно ли мы думаем.

– Вы говорите, что кандидаты на такую работу уже есть?

– Да, мы с ними уже встречались, сейчас они учатся. Меня очень порадовало, что люди подобрались активные, заинтересованные, что немаловажно, не понаслышке знающие тему; они осознают, отдают себе отчет, какая это колоссальная работа, и не боятся трудностей, прямо рвутся в бой…

…У меня еще тысяча вопросов к Ольге Викторовне, но пришла очередная группа семинара будущих общественных инспекторов по безбарьерке, в соседней комнате ее ждут люди...

В общем, мы договорились так: дорогу в «Соинтеграцию» я теперь знаю, с персональными помощниками Михайлова пообещала меня познакомить, и мы обязательно продолжим этот разговор, расскажем в одном из номеров нашего специального приложения «Равные среди равных» о том, как начинается, работает в Москве этот проект, и о людях, которые в нем участвуют.

Справка «ВМ»

Благотворительный фонд социальной поддержки граждан «Соинтеграция» создан в 2009 году в целях реализации проектов и программ, направленных на социальную поддержку и реабилитацию инвалидов и других лиц, находящихся в трудной жизненной ситуации…

В этом году фонд организовал и провел обучающие семинары для работников московского стройнадзора по вопросам универсального дизайна и создания безбарьерной среды жизнедеятельности для инвалидов. По поручению правительства Москвы в настоящее время фонд разрабатывает и реализует несколько инновационных проектов, в том числе по созданию экспериментальной модели службы персональных помощников…

Президент фонда Ольга Михайлова более 20 лет работает в сфере реабилитации инвалидов, имеет большой практический опыт работы в органах исполнительной власти федерального и регионального уровней, принимала непосредственное участие в разработке Стратегии улучшения качества жизни инвалидов в Москве до 2020 года, является членом Совета по делам инвалидов при председателе Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации.

Ольга Мозговая

Источник: vmdaily.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ