Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Дима и две его мамы

Ребенка забрали у матери, которая не разрешала сделать ему операцию

- Заявление в милицию об исчезнувшей женщине с ребенком подал главврач районной больницы. «Прошу принять срочные меры к розыску» - такими словами оно начиналось, - рассказывает начальник отдела прокуратуры Гомельской области Сергей Ерашов. - Дело в том, что у пятилетнего мальчика обнаружили тяжелый врожденный порок сердца и ему срочно требовалась операция. Но мать никак не хотела на это согласиться.

Она собрала вещи и уехала в неизвестном направлении, никому ничего не сказав. По мнению врачей, с каждым днем шансов выжить у ребенка оставалось все меньше. Но найти мальчика удалось только через восемь месяцев! Он с мамой оказался в Псковской области России. За это время белорусский суд уже успел принять решение об отобрании ребенка у женщины. Дети находятся под защитой государства, поэтому органы опеки не могли допустить гибели ребенка. Сразу после возвращения мальчика отдали медикам для срочной госпитализации, врачи констатировали тяжелое состояние.

Матери предлагали сделать аборт

Операцию мальчику Диме хотели сделать уже давно, но мать Светлана ни в какую не соглашалась на хирургическое вмешательство. Чтобы прояснить такую странную позицию, мы отправились в деревню, где живет Светлана.

Ранним субботним утром мы нашли 34-летнюю мать на местной ферме, куда она вынуждена была устроится. Ухаживая за телятами, добродушная, открытая и простая женщина рассказала о своих горестях.

Муж Светланы был православным священником. И сама матушка постоянно ходит в храм, говорит, что глубоко верующая. Но к тому, что Светлана отказалась получать паспорт, который содержит личный идентификационный номер - «сатанинский код» - далеко не все православные отнеслись с пониманием.

- Я Диму хотела лечить травами и молитвами, поэтому взяла его и поехала в паломничество по монастырям. Показывала старцам. И сыну становилось лучше, он начал поправляться, - утверждает Светлана. - Я уже нашла для него место в православном госпитале в Питере, должна была везти туда, но вдруг приехала милиция и нас забрали. Все это время мы скитались по святым местам, жили в семьях, при монастырях. И вот монах позвонил в милицию и сообщил, что я у них нахожусь. Прибыли сотрудники из Беларуси, сказали: поехали по-хорошему. Что было делать?

Светлана уверена, что операция на сердце Диме была не нужна:

- Он бы перерос эту болезнь, его могли исцелить народными методами, молитвами. А сейчас мальчик будет мучиться. Его отобрали у меня в милиции, когда нас вернули, сонного увезли, он очень испугался, просил: мама, я не хочу на операцию, не отдавай меня! Потом мне долго не говорили, где он, я не могла его увидеть. Государство как будто переживает за него, а ведь когда я была беременна, врачи настаивали на аборте, не хотели, чтобы он вообще рождался. Определили, что у ребенка будет порок сердца и синдром Дауна. Последнее не подтвердилось - Дима умный мальчик. Мы люди верующие и хотим принимать всех детей, которых дает Господь.

Жена священника стала дояркой

Крестная мать Димы, гомельская пенсионерка, узнав об этой истории, оформила на мальчика опекунство. Иначе после операции его бы отправили в детдом. Теперь ребенок живет в Гомеле, но Светлана уже несколько месяцев добивается того, чтобы ей вернули сына:

- Мне поставили два условия: пройти обследование в психиатрической больнице и улучшить жилищные условия. Первое я успешно сделала, а вот новый дом где взять? После смерти мужа епархия выделила полтора миллиона, я смогла купить на них маленький домик в деревне.

В хозяйстве Светлане платят мало, а другую работу она найти не смогла. Да и значительную часть зарплаты у женщины отчисляют на выплату долга государству. Она должна возвращать деньги за содержание сына в приюте, где он находился некоторое время, и за воспитание ребенка опекуном. Вдова священника не пьет, не дебоширит, но в силу своих странностей вместе с алкоголичками по декрету №18 стала «обязанным лицом».

- Да у нас в деревне не одна семья пятерку на неделю тянет. Покупают хлеб, молоко, выживают как-то. Но у них почему-то детей не забирают! - вступается за Светлану сочувствующая ей односельчанка, староста местной церкви Раиса. - У многих, как и у Светы, в дом вода не проведена и бани нет, в еще худших условиях семьи живут!

Светлана всерьез настроена продолжать добиваться возвращения ребенка.

После операции Диме стало легче

Чтобы увидеть Диму, мы отправились к гомельской церкви, куда крестная мать Наталья Андреевна водит мальчика на елеепомазание. Ребенок радостно выскочил из машины и побежал по двору храма - судя по всему, чувствует он себя хорошо.

- До операции мальчику было очень тяжело, он два шага пройдет и садится. И еще куча болезней прибавилась за время скитаний. А теперь - сами видите, стал совсем другим ребенком. Операция в минском кардиоцентре была проведена на редкость удачно: дырочку в сердце залатали за один раз. Врачи говорят, что при хорошем уходе больше оперативного вмешательства не потребуется, может быть, только в подростковом возрасте, - рассказала крестная.

Наталья Андреевна оформила опекунство и намерена растить крестника, пока Бог будет давать силы, ведь в детдоме не смогут уделять больному ребенку столько внимания.

- И родная мать не в состоянии в деревенских условиях обеспечить ему надлежащий медикаментозный уход. Я постоянно покупаю Диме лекарства, витамины, фрукты. А за Светланой самой нужно ухаживать. Когда жив был ее муж, он держал семью, а у Светы с этим проблемы, дети действительно росли в социально-опасном положении. И у нее явные перекосы в мировоззрении. Консилиум врачей пришел к выводу, что операция Диме жизненно необходима, а она мало того что не давала согласия, так еще увезла и спрятала его! Знаю, что милиция смогла отыскать Свету только после обращения властей в епархию и к митрополиту. По церковным каналам информация поступила в монастыри, и в одном из них мать с ребенком нашлась.

Комментарий органов опеки

- Если есть медицинское заключение о том, что без врачебного вмешательства ребенка ждет гибель, а родители не соглашаются на операцию, органы опеки вынуждены принимать меры. Так было и в нашем случае. Исполком решил отобрать ребенка, а мы дали разрешение на хирургическое вмешательство, - объяснили в отделе образования.

Зонок священнику

- В таких ситуациях, как с Димой, сначала должна быть молитва, а потом мы не должны пренебрегать и помощью врачей. Медицину дал Господь, и рука Божия движет докторами, - говорит благочинный Добрушского района отец Алексей. - А с индивидуальным номером в паспорте - это личное дело каждого. Но мы не язычники, чтобы в первую очередь обращать внимание на цифры. Прежде всего мы должны исповедовать веру во Христа-Спасителя.

Кстати

Больше полтысячи человек на Гомельщине считаются без вести пропавшими. Основная часть из них - скрывшиеся в России алиментщики и алкоголики, сообщили «Комсомолке» в областной прокуратуре. Правда, есть и особые случаи. Через 13 лет престарелая жительница Жлобинского района прислушалась, наконец, к совести, и призналась милиции, что она убила своего мужа. А раньше подавала заявление о его исчезновении, и мужчина считался без вести пропавшим. Или еще случай: исчезнувший молодой мужчина нашелся через 12 лет целым и невредимым. За это время обзавелся новой семьей, появились дети. А домой он когда-то не вернулся, потому что не хотел отдавать одолженные у знакомых деньги.

Павел Мицкевич

Источник: kp.by