Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Для кого строят пандусы, по которым невозможно подняться?

Не часто приходится видеть в городе детей в инвалидных колясках. Лишь однажды за этот год увидела женщину, катящую перед собой инвалидную коляску. У нее и так незавидная доля, но в тот момент я ей сочувствовала вдвойне. Окружающие пялились на нее и на ребенка, как будто перед ними предстало что-то диковинное, сбежавшее с африканского зоопарка. Вот настолько редко можно увидеть на улицах столицы людей с ограниченными возможностями.

Конечно, стараешься не рассматривать их, но невозможно не заметить бледный неестественный цвет лица сидящих в коляске. Так редко, видимо, бывают на свежем воздухе. А на лицах сопровождающих их лиц, извините за тавтологию, четко отпечатано страдание, хроническая усталость и какая-то жизненная безысходность. Мне даже кажется, что эти лица улыбались в последний раз десять-двадцать лет назад, то есть ровно столько лет назад, когда произошла трагедия в их семье – ребенок, брат-сестра или муж стал калекой. Они давно забыли, что такое веселый заливистый смех…

Через океан в коляске

Как-то в студенческие годы к нам в один из московских вузов на летние каникулы приехал автобус с американскими студентами. Именно со своим автобусом они приехали в Москву. Это были времена перестройки и так называемой гласности. О демократии тогда никто еще ничего не говорил. Даже не сами студенты с их манерой одеваться и расковано держаться, а нас больше поразил тогда именно их автобус со всеми удобствами. Тут вам и телевизор, и холодильник, и кондиционер и так далее. Но больше всего мы шептались об уборной (сейчас это называют биотуалетом). Как все удобно сделано для людей, - удивленно делились мы впечатлениями.

Мне запомнился один молодой человек. Даже имя его до сих пор помню – Майкл. Ну правильно, он вел себя как звезда, и казалось, что все вокруг него крутилось, то и дело было слышно то тут, то там его имя. Веселый молодой человек, живо интересовался всем. Он один из первых умудрился где-то «достать» майку, где красовалась небезызвестная меченая голова в очках. Он точно знал, что нужно в Москве посмотреть, куда попасть. Его однокурсники интересовались у него, где купить матрешки, и завидовали его милицейской шапке и шинели советского солдата. Он одним из первых научился дарить комплименты русским красавицам на их родном языке. Его заразительный смех слышался то в одной, то в другой кампании. Но больше всего меня поразило, как ловко он спускался и поднимался в автобус. В инвалидной коляске. Автобус американских студентов был оборудован даже пандусом. Студент-инвалид полетел через океан, один, без сопровождающих лиц. В то время как наши инвалиды до сих пор без сопровождения не могут выйти из подъезда собственного дома во двор…

Ради все той же галочки

Наверное, астанинские строители не могут получить госакт на свои новостройки, без пандусов возле лестниц в здание. Все частные учреждения и офисы, расположенные вдоль проспекта Момышулы оборудованы пандусами. Прогуливаясь по этому новому астанинскому проспекту, где находится мой дом, я сделала следующий вывод. То есть у меня сложилось впечатление, что пандусы строителями были построены не для людей, передвигающихся в коляске, а для того, чтобы получить заветный госакт в акимате.

Усадив годовалого малыша в его прогулочную коляску, направилась по проспекту. Сначала решила зайти в «Астанэнергосбыт», чтоб заплатить за электроэнергию. Рядом с широкой лестницей находится пандус. Решила зайти в здание вместе с коляской и двинулась покорять этот пандус. Но он находится под таким астрономическим углом, что не то что с коляской, без коляски в прорезиненной обуви взрослый здоровый человек не может подняться по нему. И все-таки я решила рискнуть. Слышу, сзади скучающие таксисты шумно собирают ставку - «Поднимется или нет?». Заметила, что многие ставили на «Не пройдет». Но их азартный спор так и остался открытым. Ко мне спустился охранник заведения, увидев мои тщетные попытки подняться с коляской на экране видеонаблюдения. Он вежливо предложил мне помочь, а точнее, поднял коляску с ребенком и быстро поднялся по лестнице вверх.

«А для чего здесь построен пандус?», - спросила я. «Или в обязанности охранников входит поднимать всех с коляской по лестнице?» - не унималась я, с улыбкой задавая вопросы молодому человеку, пока, запыхавшись, он опускал коляску в вестибюле здания. Он ответил, что этот «пандус неправильный» и что «скоро построят правильный».

Действительно, через пару месяцев возле здания Энергосбыта появился другой пандус, не с острым наклоном, перпендикулярный, а длинный и зигзагообразный, параллельный к заданию. Вроде сделали лучше в заботах о безопасности людей с ограниченным возможностями. Но элементарную мелочь не учли. Чтоб взобраться на него и катить коляску, инвалиду нужна опять-таки чья помощь. От земли до начала этого пандуса сантиметров тридцать-сорок. А как самостоятельно поднять колеса коляски на такую высоту?

Далее по этому же проспекту я решила зайти в аптеку. Их тут штук шесть, не меньше. Но ни в один из них по их пандусу не удалось зайти с коляской.

Во-первых, опять такие острые наклоны, что невозможно подняться. (Неужели нет предписаний и инструкции ГОСТа на их постройку? Должны же какие-то стандарты быть угла наклонной.)

Во-вторых, некоторые такой ширины, то есть так узки, что моя детская прогулочная коляска не вмещалась в них, а как сюда вместятся инвалидные коляски, уму непостижимо.

В-третьих, некоторые умудрились украсить пандусы гранитными полированными (нарочно не придумаешь, ну должен же быть даже у узбекских строителей здравый смысл) плитками и даже мрамором, не то что колеса коляски, но и моя обувь на удобной плоской подошве катилась назад. Последние сооружения как будто с издевкой говорят, если вы не стали еще инвалидом, то мы сделаем из здорового человека калеку, особенно зимой…

Таким образом, мне не удалось попасть с коляской ни в один из шести аптек, ни в оптику, ни в фотосалон, ни в парикмахерскую, ни в продуктовый магазин. А в ателье и мебельный салон я уж и не стала рисковать. Да и мой малыш своим испуганным плачем мне как будто говорил, что о таком экстриме для него мы не договаривались.

Справедливости ради нужно отметить, на этом проспекте без особого усилия и страха мы поднялись с детской коляской лишь в супермаркет. Здесь пандус хоть и длиннее, путь зигзагами, но зато широкий и, самое главное, безопасный - не полированная поверхность плиток, и начало от асфальта плавно переходит.

И каждый раз, вынуждено слушая в машине по радио о несчастных детках, о существовании которых должны мы все помнить, думаю, хорошо было бы, чтоб этот ролик стал напоминанием для строителей, чтоб они строили не для галочки в Госакте. А чтоб пандусы были действительно функциональными и полезными, чтобы каждый человек с ограниченными возможностями мог самостоятельно выйти из дому, сходить в аптеку, в магазин или же в ту же парикмахерскую. Иначе это все им видится в мечтах, как некоторые здоровые люди мечтают отправиться в путешествие в Америку.

Инвалидные коляски – не средство передвижения, а роскошь

Как-то заглянула в общество инвалидов. Официально звучит как Общественное объединение "Добровольное общество инвалидов района Алматы города Астаны". Их довольно-таки убогую каморку обнаружила случайно, на задворках гаражей, куда я пошла в поисках СТО, мастера которой мне рекомендовали мои приятели.

В беседе с заместителем председателя этого общества Кабдысабыром Бейсенбаевым спросила его, жалуются ли инвалиды на неудобство пандусов. Он ответил, раньше жаловались, что нет пандусов, сейчас уже перестали даже жаловаться, что по ним невозможно ни подняться, ни спуститься. Некоторые даже шутят, оказывается, что, если хочешь инвалидность получить, спустись в коляске с пандуса любого. Ну а если серьезно, то, по словам Бейсенбаева, жаловаться особо некому, – из пяти тысяч инвалидов их района (в городе, по его словам, проживает около десяти тысяч) лишь пять человек имеет инвалидные коляски. Как выяснилось, инвалидная коляска для многих из них – дорогое удовольствие. Поэтому говорить о нарушении права инвалида на обеспечение доступной среды жизнедеятельности, фактически некому.

Беседа наша получилось короткой, в обществе инвалидов стоял терпкий специфический запах. За стеной их маленького домика расположились туалеты рынка. Предприимчивые базаркомы и тут умудрились с удобств на улице собирать не пахучие денежки - двадцать тенге с каждого, кто заглядывает за угол рынка по нужде.

Гульбану Абенова

Источник: rus.azattyq.org