Архив:

Юлия Посевкина: "Демократия случается"

Коми республиканской общественной организации родителей детей с особенностями развития «Особое детство» исполнилось два года. День рождения – это всегда праздник. Но у «Особого детства» он особый – молчаливый. В прессе сегодня нечасто увидишь статьи об организации, большинство СМИ предпочитают не упоминать об «Особом детстве». Предлагаем читателям интервью с руководителем общественной организации Юлией Посевкиной.

- Юлия, почему вы могли оказаться в «чёрном списке» республиканской прессы? Есть версии?

- Пожалуй, да… Благополучателей у «Особого детства» больше двухсот семей, но работают там несколько человек, которые не получают ни копейки и не имеют никаких ресурсов. И мы показываем народу, как даже в таких условиях можно добиваться результатов. То есть мы выступаем ярким контрастом всех структур, которые должны заботиться о детях-инвалидах. Власть часто собирается и разговаривает о том, как плохо живётся детям-инвалидам. Мы не принимаем в таких встречах участия просто потому, что у нас нет на это времени.

Исключение – встречи, где существует возможность донести наши мысли, в прямом смысле глядя в глаза первым людям республики. Одна из таких площадок – Совет по делам инвалидов при Главе РК. Его создания добилось «Особое детство». Совет открылся, мы вошли в него и инициировали организацию Комиссии по соблюдению прав детей-инвалидов на образование. И я смогла сказать лично заместителю Главы Константину Ромаданову о том, что в Сыктывкаре 20 детей, самых тяжёлых инвалидов, до сих пор не получают образования. И после этого лёд тронулся. Сейчас идёт работа по устройству этих детей в образовательные учреждения.

- Образование – самый больной вопрос для вас?

- Уже нет. Мы пробили брешь в системе защиты от нас со стороны министерств и ведомств. Например, полтора года мы судились только по одному ребёнку. Мы выиграли суд, но и после этого управление образования города не спешило принимать Сашу в школу. Да и суд-то мы выиграли, возможно, потому, что мама пожаловалась самому Дмитрию Анатольевичу.

Мне, например, не хочется лишний раз беспокоить и без того очень занятого Президента. Мы обратились к нему только тогда, когда в республике все методы были исчерпаны, и написали, что в течение шести лет ребёнок в Коми не получает образование. И надо отдать должное Константину Ромаданову: он лично поучаствовал в решении проблемы.

- Вам часто приходится сталкиваться с понятием «дикость». Что для вас действительно дикость, которая не укладывается в голове?

- Типичный ответ чиновников родителям детей-инвалидов: «Мы со здоровыми детьми разобраться не можем, а вы тут со своими инвалидами приходите». Дикость – это отношение к инвалидам как к балласту общества, хотя в российском законодательстве везде отдан приоритет людям, которые нуждаются в особой заботе государства. По указу Президента, например, дети-инвалиды принимаются в детские сады без очереди. Пока не будет устроен в сад последний инвалид, за здоровых вообще не надо браться, потому что у инвалидов – по закону льготная очередь.

- Самая большая и самая тяжёлая ваша победа?

- Практически слепой мальчик Саша Изъюров, о котором я говорила. Саша пошёл в обычную школу и, сам того не ведая, изменил систему. Два года назад мы создали проект по внедрению интегративно-инклюзивного обучения в школах, когда ребёнок обучается в обычной школе, со здоровыми детьми, при этом под ребёнка должна подстраиваться сама школа. Пришёл в школу Саша, и школа взяла педагога по слепым детям, взяла в штат сопровождающего, чтобы водить ребенка по школе. Так захотела мама, и у неё есть на это все права.

И спасибо школе №18 за желание работать с такими детьми! Интегративно-инклюзивное обучение, согласно нашему проекту, – это создание в обычной школе одного класса, где собраны дети с ограниченными возможностями, откуда по мере готовности дети переходят в обычные классы. Тогда, два года назад, проект был одобрен, но не стал реализовываться. А сейчас мы выиграли с Сашей суд, и проект сразу начал работать.

- Есть ли у вас силы произвести изменения вообще в системе?

- Пока не сменится поколение чиновников, кардинальных изменений, думаю, не будет. Потому что изменения нужны на уровне сознания. Знаешь, чего я не могу понять в нашей системе?

Когда мы становимся опасными, к нам подходят и говорят: давайте решать все вопросы в частном порядке, и всё уладим. А я не хочу улаживать в частном порядке, я хочу, чтобы менялась система. Общественный интерес не в том, чтобы силами двух-трёх правозащитников что-то менялось, а в налаженной работе государства.

- Вы мне всё время говорите о двух сторонах: мы, «Особое детство», и власть. А как же третья – общество? Жители Коми равнодушны к нарушениям прав?

- Возмущаться на кухне готовы все. Но сделать что-либо готов далеко не каждый, а пойти до конца – вообще единицы. Не довольный своим положением человек пишет жалобу или запрос в какую-либо структуру. Но почти обязательно получает невнятный ответ. И вот ещё на этапе запроса отсеиваются 90% людей.

- Впечатление такое, что вы просто взяли и заранее вычеркнули общественное мнение из списка союзников, став единственными воинами в борьбе с несправедливостью.

- Мы его не вычеркнули, мы его просто туда не включали. У нас нет сил на митинги и призывы. Общество в России – это ветер, а власть – луна. Так вот, ветер дует в зависимости от лунной активности. Куда луна повернётся, туда подует и ветер. И потом, взывать к обществу невозможно без участия СМИ.

- Если действительно существует запрет на публикации об «Особом детстве», то как с ним быть?

- Я не собираюсь решать эту проблему, это бесполезно. Да у нас и других дел много. Сейчас, например, мы собираемся создавать центр развития детей с ограниченными возможностями. Центр будет оказывать реабилитационные услуги.

По сути, этот центр будет затыкать дыры, которые пока не может заткнуть государство. Например, будет группа дневного пребывания. Туда, думаю, пойдут и дети, которым уже исполнилось 7 лет, и, по закону, в садике они не могут находиться, но и к школе они ещё не готовы.

- Сегодня у организации день рождения, что он для вас означает?

- День рождения «Особого детства» мы отмечаем как день, когда 15 родителей решили сопротивляться. Постепенно мы для себя сформулировали основной принцип, по которому работаем, – с властью ведём себя так, будто у нас демократия, и обращаемся с чиновниками, как будто они нам должны. Вот так: делаем вид, что у нас демократия – и демократия случается. Надо не обращать внимания на их попытки вернуть всё к тоталитаризму. Надо сопротивляться!

Наша справка

Юлия Посевкина родилась в Воркуте в 1976 году. Окончила Коми государственный педагогический институт, факультет иностранных языков (свободно владеет французским). С 1999 года работала в Коми республиканском институте развития образования и переподготовки кадров старшим преподавателем. С 2006 года – журналист Коми республиканского телевизионного канала. В 2008 году пришла работать в организацию «Мемориал». Спустя 4 месяца вместе с группой родителей организовала «Особое детство» и была выбрана руководителем. Замужем. Сыну Даниилу – 6 лет.

Мария Иванова

Источник: komikz.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ