Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Новый трюк Дикуля

Валентин Дикуль — удивительный человек. Когда-то он сумел победить собственную судьбу и стал ходить, хотя врачи не давали на это никаких шансов. В 2000-м поставил два мировых рекорда в силовом троеборье, а в прошлом году снова отличился — стал папой в шестьдесят один. Теперь вот собирается вернуться на арену цирка и ничуть не сомневается, что у него это получится

Сына назвали в честь папы

— Не так давно вы снова стали папой. Как ощущения?

— Моему сыну сейчас год и три месяца. Это потрясающе! Валечка у меня — долгожданный ребенок. Ведь уже есть взрослая дочь-актриса и внучка. Но я всю жизнь мечтал иметь мальчика, и эта мечта сбылась. Сынок у меня блондин. А какой он смышленый! И бегает уже. В год и пять дней пошел. (Показывает фото на экране мобильного телефона.) Так что в прошлом году я установил еще один мировой рекорд, как и в 2000-м.

— Расскажите тогда историю любви с мамой Валечки. Когда вы познакомились?

— С первой женой я прожил ровно тридцать лет. Вырастили дочь. А вторая супруга Жанна меня намного моложе. Познакомились мы 11 лет назад. С тех пор и живем вместе.

— А почему сразу ребенка родить не решились?

— Дело во мне. Осторожничал. Думал: а вдруг все несерьезно кончится. Я же знаю, что у женщин бывает любовь просто по молодости, которая потом проходит. Ждали-ждали, пока не решились на ребенка уже всерьез.

— Какой вы папа?

— Меня Валюшка всегда ждет с работы и даже не засыпает. И первое слово он сказал «папа». Ведь до шести месяцев я с ним вместе в комнате спал. Кормил, дважды ночью вставал — супруга очень уставала. А сейчас Жанна даже иногда ревнует. Просит его: «Ты «мама» скажи!» Но сын все равно «папа» лепечет.

— Что-то из своих методик с сыном пробуете?

— Можно, конечно, было бы начать что-то в виде игры, но я пока не спешу. Вот и Анечку, мою старшую дочку, я не лишал детства. Потому что если делать из ребенка циркового артиста, то это круглосуточные репетиции, тренировки, растяжки, слезы. Ребята устают. Этому много надо отдавать времени, а на игры и другие занятия его не остается. Аня, правда, снималась в фильмах — она еще совсем маленькой играла мою дочку. Потом самостоятельно уже выступила в картине «Необыкновенные приключения Карика и Вали» в главной роли.

— А с внучкой часто общаетесь?

— Если честно, мало. Тружусь. Да и дочка много работает. Поэтому не так много времени, чтобы собраться всем вместе. Внучке сейчас два года. Получается, дядя на семь месяцев младше племянницы. (Смеется.)

«Мой кумир — Маресьев»

— У вас же тоже был большой киноопыт. Кто из артистов повлиял на ваше мировоззрение?

— Да не сказать, что я много с актерами общался. Я ведь снимался часто как дублер. Тогда еще каскадеров не было. И мы, цирковые артисты, выполняли все трюки. Бег по вагонам, прыгание с моста, каскады, еще много чего. Конечно, иногда режиссеры брали в эпизодические роли как актеров. Вот «Пеппи Длинный чулок» я помню. Но повлияли на меня не наши, как принято говорить, «звезды», а летчик Маресьев. В трудные моменты жизни, когда у меня опускались руки, он был маяком. И судьба нас в конце концов свела.

— ???

— Когда уже после травмы начал ходить, я получил орден «Победивший судьбу». Маресьева в тот день первым номером награждали, а меня вторым. Я рассказал ему о своей судьбе, мы подружились и общались до конца его жизни. В гости друг к другу ездили, очень много проводили времени вместе. Человеком он был невероятным, с железным характером. И никогда себя не распускал.

Дурачиться полезно

— А вот бич нашего времени — депрессия. Посоветуйте людям, как ее преодолеть?

— Я считаю, что человек должен в такие моменты найти себе любимое дело и уйти от обыденности. И не просто почувствовать то, что необходимо именно ему, а стремиться достичь этой цели. Не важно, учеба это, карьера или общение с любимыми людьми. Нельзя впадать в тоску. Нужен активный отдых, новые друзья. И еще: часто депрессия начинается именно из-за отсутствия… улыбки. Я считаю, что жизнь короткая и мы должны часто дурачиться, шутить. Мы слишком рано становимся хмурыми, строгими, наморщенными и скучными. Не нужно этого! Нужно радоваться каждому дню, как дети. Возьмем такой пример: пессимист и оптимист приходят в осенний сад. Первый видит привядшие цветы, пыль на листьях, неподметенные дорожки. А второй видит яркие розы, наслаждается их запахом, шуршит листвой, с удовольствием гуляет по просторным аллеям и отвечает на улыбку хозяина сада.

Я считаю, что любому человеку нужно чаще говорить хорошее. А не указывать: то не такое платье, то прическа, то лицо. Этим мы окружающих убиваем. Мы слишком часто выглядим злыми. А в мире и так много плохого. Не надо это умножать.

— Что лично вам помогает не поддаваться унынию?

— У меня работы много. На следующий год в клиники 136 тысяч заявок, а мы за год можем пропустить только пять тысяч. У меня большое количество пациентов, связанных с терактами. Больницы и центры забиты ими полностью.

— Недавно вы написали книгу «Жизнь без боли в спине». Для кого она?

— Она для домашнего использования. Про сколиоз. Чтобы люди не обращались в центры за бешеные деньги, не возили своих детей и родственников через всю страну, а смогли самостоятельно хотя бы начать лечение. А уже на более поздних этапах подключили специалистов. Книга хорошо иллюстрирована, упражнения довольно понятны. А вообще, это только «первая ласточка». Я планирую издать точно такие же «учебники» по грыже, остеохондрозу, ДЦП и другим серьезным болезням.

«Не жалейте инвалидов»

— В числе ваших пациентов — жертвы терактов в московском метро, подрыва «Невского экспресса» и других общенациональных трагедий. Как лечатся они?

— Так же, как и все. Разве что с усиленным сопровождением психолога. Человек, с которым произошло такое несчастье, сильно подавлен. Он теряет веру в себя. И проходит полгода, год, а пациент не встает или сидит в коляске. Вот здесь и подключаются специалисты по душам. Мало того — я считаю, что семья и близкие тоже должны стать психологами. Пациента не должны считать инвалидом. Он обязан жить обычной жизнью. И ни в коем случае не нужно говорить: «Ой, какой он несчастный…» Так его легко сгубить. Человеку следует внушать, что нельзя опускать руки, что все возможно. И если даже кого-то поднять на ноги не получится, то можно научить его хорошо себя обслуживать. Главное — голова. И пока человек жив, он может сделать много пользы для себя, для родных, для страны.

— Я знаю, что вы — большой л юбитель комнатных цветов. Сколько их у вас?

— По жизни я очень люблю растения, и у меня их в больнице больше 600 разновидностей. В холлах, в залах ЛФК, в столовых. И есть специальный человек, который за растениями ухаживает. Ведь мои пациенты много лет проводят там. И этот больничный запах, эти стены давят. Я стараюсь снять ощущение «не дома», чтобы пациенты чувствовали себя как в родных стенах и могли между собой свободно общаться. Растения — тоже психологи.

— Дома, говорят, у вас тоже много «психологов»?

— У меня громадный зимний сад, 140 квадратных метров. Сад начинался 20 лет назад. А с какого цветка — не помню. Растения мне часто дарили. Когда у меня день рождения, я не приветствую букеты. Это мертвые цветы. Зато люблю, когда мне приносят разные горшочки, и в них что-то благоухает. И есть «именные» растения, ведь про многие я все-таки помню, кто их подарил.

— А как обычно дни рождения празднуете?

— Обычно я никого не приглашаю. Кто вспомнит — тот и приходит. Но собирается 300–350 человек. Это громадный зал, на 700 квадратных метров. Сделаны столики, в середине сцена. И приезжают актеры, танцоры, ансамбли. Все выступают. Концерт длится иной раз по шесть часов.

— Расскажите про цирк. Слышала, вы хотите вернуться на арену?

— Я мечтаю снова воссоздать свой номер — силовое жонглирование. И собираюсь начать тренироваться через месяц. Хотя у меня были большой перерыв и несколько операций.

МК-справка

Валентин Дикуль — всемирно известный специалист по лечению позвоночника, автор уникальных восстановительных методик, профессор, доктор биологических наук, кавалер ордена Трудового Красного Знамени и ордена «Победившие судьбу».

В 14 лет воздушный гимнаст Дикуль упал из-под купола цирка. Компрессионный перелом позвоночника, тяжелейшая черепно-мозговая травма — инвалидная коляска. Эта трагедия подтолкнула циркача заняться изучением человеческого организма. Исследуя специальную литературу, тренируясь, он фактически создал собственную систему восстановления.

После нескольких лет упорной борьбы Дикуль не только встал на ноги, но и вернулся в цирк в качестве силового жонглера. Его рекордные трюки до сих пор никто не сумел повторить. Валентин легко поднимал автомобиль и установил сразу два мировых рекорда в пауэрлифтинге — в становой тяге и по сумме.

Наталья Черных

Источник: mk-piter.ru