Архив:

У семи нянек дитя без глазу?

Преобразуется мир, меняются принципы цивилизованного общества, но вечной на земле остается любовь к детям. И чем благополучнее мы хотим сделать будущую жизнь, тем больше добра, тепла и разума должны вложить в наше будущее. Проблемы благополучия детства чрезвычайно актуальны, они требуют особого внимания и, конечно, законодательного обеспечения. В особенности это касается защиты прав детей-инвалидов, уверена депутат Мажилиса, член Комитета по законодательству и судебно-правовой реформе палаты Ольга Киколенко.

– Дети в нашей стране, – отмечает она, – составляют третью часть общества, около 5 миллионов человек. Из них более 45 тысяч – дети-инвалиды, которым в социальном государстве должны быть гарантированы определенные права. В нашей стране они обеспечиваются Конституцией, Кодексом «О здоровье народа и системе здравоохранения», рядом законов и подзаконных актов.

Большое значение в социальной защите прав детей-инвалидов имела ратификация еще Верховным советом республики (1994 г.) Конвенции о правах ребенка, требования которой стали основой применения отечественного законодательства. Этим документом запрещается дискриминация в отношении детей на основании инвалидности, признаются их права на полное раскрытие своего потенциала, доступ к услугам и специальному уходу. Все это внедрено в казахстанском законодатель­стве в последнее десятилетие и подтверждено соответствующими государственными механизмами и финансированием.

Так, реализация Министерством труда и социальной защиты населения совместно с органами местной исполнительной власти двух государственных программ реабилитации инвалидов, на которые из государственного бюджета было выделено 26 миллиардов тенге, стала прорывом в процессе улучшения качества жизни людей с ограниченными возможностями. Более того, эти программы способствовали повороту в мышлении восприятия этих людей обществом, подвигли семьи с детьми-инвалидами, трудоспособных инвалидов к активной социализации и интеграции в общество. Для них появился шанс стать равным среди равных.

– Ольга Андреевна, вы перечислили позитивный эффект от принятия нужных законов. Но на практике, рассматривая судьбы отдельно взятых детей с ограниченными возможностями, далеко не всегда приходится констатировать мажор…

– Совершенно верно. Именно поэтому сегодня я хотела бы высказать несколько конкретных предложений, актуальных в свете предстоящей ратификации Конвенции о правах инвалидов и касающихся необходимых, на мой взгляд, изменений в законы о социальной защите инвалидов, о правах ребенка и о социальной и медико-педагогической коррекционной поддержке детей с ограниченными возможностями.

– В чем концептуально они состоят?

– Во-первых, главное требование упомянутой конвенции – интегрирование детей-инвалидов в социум. Это значит, что дети-инвалиды, которые сегодня содержатся на дому, должны иметь возможность посещать дневные стационары интернатов, где будет проходить их активная социализация. А та часть детей-инвалидов, которая содержится в домах-интернатах (21 учреждение с численностью 2 747 детей), должна иметь возможность жить в семьях, если семьи могут обеспечить им необходимые условия.

Общие требования трансформации необходимо вписать в соответствующие законы, остальные – расписать подзаконными актами. Эта работа уже начата Министерством труда и социальной защиты, и теперь необходимы активные совместные действия в части совершенствования законодательства.

Полагаю, решением проблемы могло бы стать материально-бытовое стимулирование семей, желающих воспитывать детей-инвалидов. Для этого, безусловно, нужны юридически закрепленные предпосылки: специальные пособия, обеспечение детей-инвалидов компьютерами, причем слабовидящих и слабослышащих – с соответствующими приставками.

Кроме того, в соответствии с нормами Закона «О социальной защите инвалидов» местные исполнительные органы обязаны обеспечивать оборудование жилых помещений, предоставляемых инвалидам и семьям, имеющим детей-инвалидов, специальными средствами и приспособлениями. Однако в части специального оборудования жилых помещений, подъездов, лифтов и дворов механизм законодательно не определен.

– Ситуация «латентного» ущемления прав инвалидов наблюдается повсеместно. По-мое­му, наши города и тем более села совсем не приспособлены для жизни людей с ограниченными возможностями…

– Между тем законом это предусмотрено. В частности, статья 11 Закона «Об архитектурной, градостроительной и строительной деятельности» устанавливает, что населенные пункты должны быть обеспечены оптимальными условиями и средствами доступа для всех категорий населения, включая детей-инвалидов. А градостроительная документация для населенных пунктов должна содержать разделы по созданию условий обеспечения потребностей семей, имеющих инвалидов и детей-инвалидов.

Обязанности местных исполнительных органов, юридических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность, по обеспечению инвалидам доступа к объектам социальной инфраструктуры закреплены и в законе о социальной защите инвалидов. Но расплывчатая формулировка нормы документа чаще всего и воспринимается формально.

Еще пример: по закону об автомобильном транспорте инвалиды пользуются правом внеочередной посадки, им отводятся специальные места, создаются определенные условия на вокзалах. С января 2007 года введен в действие пункт 3 статьи 27, который предусматривает следующее: «транспорт общего пользования снабжается устройствами для посадки и высадки пассажиров-инвалидов».

В реальности эта норма работает слабо, только единицы техники оснащены такими приспособлениями. Сегодня по инициативе НПО инвалидов во многих областях вводятся социальные такси, финансируемые из местных бюджетов. И таким адресным обслуживанием довольны как инвалиды, так и мамы, воспитывающие детей-инвалидов.

– Очевидно, ситуация с доступом к неосязаемым благам тоже далека от идеала. А это ведь немаловажный фактор социальной адаптации…

– Вновь апеллируем к Закону «О социальной защите инвалидов». Статья 27 гласит: «мест­ные исполнительные органы обеспечивают инвалидам условия для доступа к культурно-зрелищным мероприятиям, а также спортивным сооружением для занятия физической культурой и спортом, предоставление специального спортивного инвентаря. Дети-инвалиды до 18 лет пользуются перечисленными услугами за счет бюджетных средств».

Механизма выделения средств нет, соответ­ственно, и норма не работает. Практически не работает и положение Конвенции о правах инвалидов, в котором государства-участники обязуются представлять информацию людям с ограниченными возможностями. Хотя такая возможность есть: по линии госзаказа телеканалы могли бы вести информационные передачи по защите прав детей-инвалидов и возможностей их семей. Необходимы и печатные СМИ аналогичного содержания. Эта проблема законодательно не оформлена.

– Насколько мне известно, формы и методы комплексной поддержки детей с ограниченными возможностями определены также в законе о социальной и медико-педагогической коррекционной поддержке.

– Да. В нем прописано создание эффективной системы помощи детям с ограниченными возможностями, решение проблем, связанных с их воспитанием, трудовой и профессиональной подготовкой. Но на практике инклюзивное образование только зарождается, и, безусловно, для его развития нужно решить множество правовых проблем. Большую озабоченность вызывает профессиональное обучение детей-инвалидов. У нас нет системы специализированных профессиональных школ. И даже если специальные группы для таких детей создаются на базе обычных профшкол и колледжей, они быстро закрываются. Причина такого положения дел – отсутствие нормативной базы, программ по профессионально-трудовой подготовке и соответствующих педагогических кадров.

Не меньше вопросов и в сфере охраны здоровья детей-инвалидов. Очень хорошо, что в последние годы появились программы медицинской, социальной и трудовой реабилитации. Но, к сожалению, зачастую в их разработке присутствует формализм и отсутствует компетентный подход. К тому же еще очень многим детям-инвалидам мы не можем оказать медицинскую помощь при редких и тяжелых диагнозах. Незначительная квота лечения за рубежом не решает вопроса, а за счет соб­ственных средств родители пролечить ребенка не в состоянии. И ни одним законодательным актом мы не можем сегодня помочь таким детям, хотя право такое гарантируем.

– Подводя итоги анализа, можно сделать вывод: ряд основополагающих требований международных актов в отношении детей-инвалидов пока не нашел отражения в казахстанском законодательстве...

– Во многом да. Однако защита прав детей-инвалидов требует не только совершенствования законодательства, но и принятия многочисленных подзаконных актов. Правоприменительная практика зачастую страдает именно из-за их отсутствия.

Безусловно, развитие демократических процессов, становление гражданского общества ускорили формирование нового мышления семей, где воспитываются дети-инвалиды, от изоляции к интеграции. Социальная политика государства, в частности две упомянутые государственные программы реабилитации, также способствовали изменению отношения общества к детям с ограниченными возможностями. Однако нам предстоит еще многое сделать после ратификации Конвенции по правам инвалидов. Первый шаг: создание специальной структуры, которая по существующим международным стандартам будет контролировать исполнение законодательства по защите прав детей-инвалидов. Сегодня эта функция определена многим уполномоченным органам. Итог известен: у семи нянек дитя без глазу...

Ольга Казанцева

Источник: kazpravda.kz

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ