Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Беззащитный атом

Чтобы получать от государства компенсацию более 200 рублей, жители берегов Течи и Восточно-Уральского радиоактивного следа должны стать инвалидами. Правительство России не заинтересовано в разработке закона по соцподдержке населения Южного Урала, пострадавшего от радиации в советские годы. По сути, жителей региона лишь изучают на предмет влияния вредного излучения.

Как передает корреспондент «Нового Региона», Челябинскую область радиация коснулась дважды. В 1948 (а не в 1949, как считалось ранее) начались сбросы радиационных нуклидов с реакторов ПО «Маяк» в реку Теча, по берегам которой проживали ничего не подозревающие люди. Вода из реки стала непригодна для питья и хозяйственного использования. Более того, сейчас ученые заявляют, что сделанные ранее замеры с учетом сегодняшнего представления о влиянии радиации на человеческий организм некорректны, и дозу для отдельных жителей населенных пунктов по берегам Течи будут увеличивать на 20%, а то и вдвое.

Спустя девять лет, в 1957 году на ПО «Маяк» произошел взрыв, приведший к возникновению жуткого звучащего ВУРС – Восточно-Уральского радиоактивного следа. В атмосферу были выброшены радионуклиды, в основном, стронция и частично цезия (отметим, что Чернобылю в этом отношении повезло больше: там имело место загрязнение только цезием, период полураспада которого короче, а значит, радионуклид быстрее выводится из организма). Радиоактивное облако закрыло часть Челябинской и Свердловской областей. Пострадали сельскохозяйственные земли, которые глубоко перепахали, чтобы зарыть радионуклиды. Тем не менее, последние исследования показали, что на отдельных участках на территории ВУРС загрязнение серьезнее, чем в Чернобыле. Часть населения с наиболее пострадавших территорий эвакуировали, деревни уничтожили. Но проблемы с людьми остались.

Отчасти это связано с той секретностью, которая в советские годы окружала все радиоактивные разработки. После Чернобыльской аварии, ситуации, которую нельзя было скрыть, потребовалась помощь и информация южноуральских физиков-ядерщиков и просто ликвидаторов аварий на ПО «Маяк». Лишь после этого часть информации была рассекречена (некоторые факты закрыты грифом «Секретно» до сих пор»). Однако население уже успело получить долю радиации, зачастую превышающую допустимые нормы. Возрастные когорты населения, проживающие по берегам реки Теча с 1949-56 годов, несут в своем организме такое число радионуклидов, что им нужно постоянное медицинское обслуживание. Об этом заявила начальник отдела по преодолению последствий радиационных аварий министерства по радиационной и экологической безопасности Челябинской области Татьяна Мешкова. Но поскольку эти люди не являются ликвидаторами аварии или эвакуированными, с точки зрения чиновников они обладают всего лишь удостоверением накопивших высокую дозу радиации. От государства, виновного в обеих авариях, они получают по 100-200 рублей. Причем, эта сумма в последний раз индексировалась аж в 2004 году. Чтобы доказать свое право на большее внимание Российской Федерации и получить более выгодный статус, жителя реки Теча и территории ВУРСа должны пройти экспертный совет, который свяжет серьезность их заболевания с влиянием радиации. «Компенсации тут больше, но лечить их надо уже по полной», – отмечает Мешкова.

Как пояснил корреспонденту «Нового Региона» Сергей Шалагинов, старший научный сотрудник Центра радиационной медицины (структуры, занимающейся лечением и изучением здоровья пострадавших от радиации уральцев с 1955 года), переход в другую категорию пострадавших возможен с диагнозом «лучевая болезнь», «радиационные ожоги», «рак». Наиболее ярким отдаленным последствием является лейкоз. То есть люди должны дожить до инвалидности, чтобы получать выплаты более 200 рублей. Кроме того, сейчас медики говорят об отдаленном во времени влиянии радиации на человеческий организм. Старшее поколение, живущее на загрязненной территории, чаще страдает от заболеваний сердечно-сосудистой системы.

Плюс ко всему, Шалагинов заявляет, что определение последствие радиационных аварий для южноуральцев весьма условно. Так, никто не может объяснить феномен Каслинского района. находящегося на территории ВУРС. «Степень загрязнения здесь минимальна по сравнению с остальными южноуральскими районами. Однако с 1968 года наблюдается депрессивный тип прироста населения», – сообщил Шалагинов. Иными словами, число умерших в 2-3 раза превышает число родившихся в районе, и тенденция эта кардинально не меняется. Уровень населения района поддерживается, в основном, за счет миграции. «Помимо этого, в Каслинском районе аномально высокий уровень инвалидизации, детской и взрослой», – сообщил ученый.

Однако все эти факты не вызывают никакого отклика в федеральном центре. Пострадавшие южноуральцы получают несравнимо меньшую соцподдержку от государства по сравнению с чернобыльцами или семипалатинцами. В 2008 году, когда в Челябинск прилетал тогда еще заместитель председателя правительства РФ Дмитрий Медведев, ему сообщили об этой несправедливости. По словам руководителя общественной организации «Кыштым-57» Луизы Коржовой, Медведев согласился и дал поручение Минзравсоцразвития РФ разработать закон для пострадавших от выбросов ПО «Маяк». «Но в стране непрерывно идет реформирование всех органов власти. Тогда работа над новым законом попала на изменение пенсионного законодательства, монетизацию льгот. Минздрав не успевал за этими тенденциями и в одностороннем порядке принял решение, что отдельного автономного закона по Челябинской области не будет, внесут изменения в действующий закон», – сообщила Коржова.

И это при том, что цена вопроса автономного закона – всего 10 миллионов рублей ежегодно. Для бюджета Российской Федерации это копейки. «Медведев четыре раза переспрашивал цифру у Сумина. Не мог поверить, что так мало надо денег», – вспоминает Коржова. Региональные чиновники хотят лишь увеличить число категорий, имеющих право на адекватную поддержку государства, а также построить жизненно необходимые источники питьевой воды для поселков на Тече.

Тем не менее, закон до сих пор не принят, по словам Коржовой, федеральные чиновники со скрипом продвигают все документы, каждый берет месяц на рассмотрение. На закономерный вопрос «Есть же у Челябинской области свои люди в правительстве страны?» южноуральские чиновники лишь разводят руками. «А заинтересован разве Христенко в этом законе? Его жена – министр здравоохранения, и вот он результат, этот закон», – заявила Татьяна Мешкова.

Пока же пострадавшим от ПО «Маяк» южноуральцам, помимо скудных выплат, гарантировано бесплатное лечение в Центре радиационной медицины. Кроме того, здесь же уже не один десяток лет ведется изучение вреда радиации для человеческого организма на примере пострадавших жителей Челябинской области.

Ксения Уфимцева

Источник: nr2.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ