Архив:

Королева на колесах

Она не проиграла ни одного матча за последние семь лет, победив за это время почти в четырёхстах встречах. Она выиграла свой шестнадцатый турнир Большого Шлема меньше месяца назад, не отдав в финале ни гейма сопернице. Она является обладательницей семнадцати титулов Большого Шлема в паре. Она пятикратная олимпийская чемпионка, поднимавшаяся на пьедестал в Сиднее, Афинах и Пекине. Она уже десять лет подряд №1 в рейтинге. Она – это Эстер Вергер.

Она выиграла 96% матчей за карьеру. Её тренирует Свен Грёневельд, который работал со многими теннисными звёздами. Несмотря на впечатляющий список достижений, мало кто слышал её имя, а тех, кто видел её матчи ещё меньше. Всё потому, что она играет в «параллельном мире» теннисистов-колясочников.

Об этом теннисе мало пишут, мало говорят, его звёзды не становятся героями многочисленных передач, не заключают миллионных контрактов, их матчи практически не транслируют, ведь играют эти спортсмены, как правило, далеко не на центральных кортах. В современном спортивном мире, когда на первом месте реклама, деньги и скандалы, маленькие подвиги этих людей мало кому интересны. Но они играют и совсем не ради денег – призовые, которые выделяются здесь победителям даже на турнирах Большого Шлема редко составляют более 10.000$. Многие считают, что теннис колясочников не совсем «настоящий» – и участников там мало, и мяч можно отбивать с двух отскоков, и конкуренция не такая уж большая. Но, как уверяют те, кто видел этот теннис в реальности, многие матчи с участием спортсменов с ограниченными возможностями по динамичности и накалу превосходят иные матчи «обычных» спортсменов. А все трудности, через которые им приходится проходить, чтобы выйти на корт, с лихвой компенсируют все «послабления» в правилах, которые сделаны ITF.

Теннис «на колёсах» довольно молод – в конце 70-х Брэд Паркс и Джефф Минненбрейкер начали продвигать этот вид, изменив лишь правило одного отскока. Однако среди всех паралимпийских видов именно теннис считается одним из наиболее активно развивающихся, ведь для игры здесь не нужно ничего необычного – те же самые мячи, те же ракетки, те же корты, которые используются в обычном теннисе. Лишь коляски немного модифицированы – колёса развернуты под углом в 60 градусов, благодаря чему игроку легче изменять направление движения. Сейчас по всему миру проводится более ста теннисных турниров для спортсменов с ограниченными возможностями. Здесь тоже есть своё разделение – обычный Wheelchair Tennis, где играют спортсмены, у которых не функционируют одна или обе ноги, а также Quad Tennis, где играют спортсмены, у которых имеются различные нарушения в работе рук (вплоть до ампутации) – как правило, у участников этих соревнований ракетки бывают привязаны к рукам, так как самостоятельно удерживать их они не могут.

Если посмотреть на рейтинг игроков-колясочников, то можно заметить, что среди них больше всего представителей Нидерландов – реабилитации людей с ограниченными возможностями в этой стране уделяется действительно много внимания. Неудивительно, что именно здесь появилась настоящая теннисная звезда – Эстер Вергер, которая очень популярна у себя на родине и успехи которой привлекают внимание к многочисленным проблемам, которые есть в этом виде спорта. Основные этапы своего пути к теннисному Олимпу Эстер описала в небольшой автобиографии на собственном сайте, назвав этот рассказ «Mijn verhaal» («Моя история»). Итак, история Эстер.

«С чего всё началось?» – этот вопрос задают мне постоянно. Но в моём случае люди хотят узнать не столько о том, как я пришла в теннис, сколько о том, как я оказалась в инвалидном кресле. Попробую рассказать.

До шести лет я была очень здоровой девочкой и занималась тем же, чем занимаются в таком возрасте дети: ходила в школу, играла с друзьями… И даже не знала, что такое ходить по врачам. Всё изменилось 21 марта 1988 года. Я занималась подводным плаванием вместе со своими друзьями и в тот день у нас была обычная тренировка. Когда я опустилась на глубину примерно в 7 метров, у меня вдруг резко закружилась голова. Я закончила все упражнения и только после этого решила подойти к тренеру, чтобы рассказать о своём плохом самочувствии. Но, сделав несколько шагов, я упала без сознания.

Меня отвезли в местную больницу, где мне ничем не смогли помочь и отправили в крупный медицинский центр. Там сделали обследование и обнаружили скопление какой-то жидкости и крови в моём мозге и приняли решение немедленно оперировать. Врачи выкачали эту постороннюю жидкость и после шести недель, проведённых в больнице, 30 апреля я наконец смогла отправиться домой (пока ещё на своих ногах). Началась обычная жизнь и я даже начала забывать о том, что со мной произошло.

Почти через год, 16 июня 1989 года, когда я снова плавала в бассейне, у меня вдруг опять закружилась голова, заболели глаза и шея. Что-то опять пошло не так… Врачи не могли понять, что со мной происходит даже после того, как провели все обследования. 18 июня в воскресенье меня отправили домой. В конце октября у меня появились боли в паху и никто не мог понять, из-за чего они возникли. Меня в очередной раз положили в больницу на обследование, обнаружили новое скопление крови в мозге и повторно откачали всё, чего там быть не должно.

Наконец, после долгих исследований, врачи обнаружили у меня порок развития сосудов спинного мозга. Эти сосуды были настолько слабыми, что могли лопаться в любой момент. Единственным способом спасения была очень опасная и рискованная операция, но у меня не было выбора. 15 января 1990 года мне провели девятичасовую операцию. Врачи считали, что хирургическое вмешательство прошло успешно, но каково было их удивление, когда стало понятно, что мои ноги полностью перестали функционировать. После операции мне нужно было лежать целую неделю на животе, я не могла двигаться, ничего не видела, не понимала, что происходит и была сильно напугана. Это был настоящий ад. После нескольких недель восстановления мне разрешили немного побыть дома, а 19 марта сделали ещё одну операцию. На этом всё закончилось, я наконец смогла покинуть больницу, чтобы пойти в школу, точнее поехать… в инвалидном кресле. Но для меня тогда было уже большим счастьем, что всё закончилось, хотя бы так, и я снова буду дома!

Спорт пришёл в мою жизнь в 1990 году, когда меня поместили в реабилитационный центр «Hoogstraat» в Утрехте. В этом центре разрабатывалась специальная программа, включающая физиотерапию, эрготерапию, школьные занятия и многое другое. Естественно, большое внимание там уделялось и спорту. Занятия спортом помогли мне «подружиться» с моим креслом, максимально приспособить его под собственное тело. Я пробовала себя в разных видах спорта, начиная с настольного тенниса и заканчивая волейболом. Но два вида стали мне особенно близки – это баскетбол и большой теннис. Им я и решила уделить особое внимание.

Баскетбол заинтересовал меня после того, как у нас в центре провели мастер-класс игроки команды «De Springers» из Гауды. Мне очень понравилось и я решила попробовать. Родители не были против и с того дня началась моя баскетбольная карьера. Мало кто знает, что я очень серьёзно занималась этим видом спорта и считаю, что опыт в баскетболе помог мне и в развитии теннисной карьеры. Через два года активных тренировок меня пригласили в национальную молодёжную сборную, таким образом, мне нужно было заниматься ещё лучше и больше, для чего я перешла в очень сильный клуб «Antilope». Ещё через два года игры за молодёжную сборную и за новый клуб я получила приглашение играть уже во взрослой сборной Нидерландов. Казалось, что мечта сбылась. Но со временем я поняла, что не могу совмещать учёбу, игру в теннис и выступления за сборную. Однако я не бросала баскетбол и продолжала заниматься. В 1997 году мне во второй раз предложили сыграть за сборную. Я решила сделать ещё одну попытку и у меня получилось – в том же году мы выиграли Чемпионат Европы!

В 1998 году мне всё-таки пришлось делать выбор – я решила получить высшее образование по специальности «Менеджмент, экономика и право» и уже не могла уделять внимание сразу двум разным видам спорта. Принять решение было очень сложно, но я выбрала теннис. Мне показалось, что в теннисе гораздо больше возможностей испытать себя, мне захотелось проверить, смогу ли я стать первой в мире, выиграть Паралимпийские игры, реализовать свои способности. И я приняла этот вызов.

Ещё в 1994 году я записалась в теннисный клуб в Вурдене и уже через несколько недель тренировок меня заметил тренер Марк Калкман, который предложил мне принять участие в международном турнире для теннисистов-колясочников во Франции. Там проводились соревнования для взрослых и параллельно для юниоров, – во второй категории я и сыграла. У меня получилось дойти до полуфинала, где я уступила Соне Петерс, которая, как и я, впервые участвовала в подобном турнире. С этого времени я начала сотрудничать с Марком и летом того же 1994-го года сыграла ещё на нескольких турнирах в Нидерландах.

В течение почти трёх лет я тренировалась и играла только у себя на родине, но в 1996-м году Марк сказал мне, что пора проверить, как будет смотреться моя игра на международном уровне. Тогда я приняла участие в одном из турниров в Бельгии и с тех пор началась моя взрослая карьера теннисистки. Я могла тренироваться всего два раза в неделю, ведь я училась и играла в баскетбол. К счастью, все теннисные европейские турниры, на которых я играла, проходили в летнее время и у меня получалось совмещать баскетбол, теннис и школу, не пропуская занятия.

В 1998-м году у меня появилась возможность стать членом паралимпийской сборной, которая в 2000-м году должна была поехать на Олимпиаду в Сиднее. Я решила, что для собственного развития пора принять участие в турнире Большого Шлема и я отправилась в США на US Open первый раз в жизни. И я победила! Я переместилась в рейтинге с пятнадцатого места на второе и в новом сезоне-1999 твёрдо решила стать первой ракеткой мира. После того, как я сыграла на одном из турниров в США, сбылась и эта мечта – я стала первой! Правда, ненадолго – уже в октябре австралийка Даниэла Ди Торо обошла меня в рейтинге и я ещё раз убедилась в справедливости фразы «Гораздо сложнее удержаться на вершине, чем достичь её».

Цель на двухтысячный год у меня была только одна – завоевать золотую медаль на Олимпиаде. Благодаря активной работе в течение всего сезона и помощи моего тренера, я взяла и эту высоту, победив и в одиночном, и в парном разрядах.

С того времени поменялось очень многое – и в карьере, и в личной жизни. Но я всегда была преданна теннису и старалась оставаться лучшей в мире. Я не только усиленно тренировалась всё это время, но и, например, пересмотрела своё отношение к еде, даже работала с диетологом, который подсказал мне, как правильно питаться, ведь из-за всех этих переездов с места на место очень тяжело соблюдать режим. И я заметила, что его консультации помогли мне – я стала более здоровой, сильной и вообще стала чувствовать себя лучше. Кроме того, я посещаю и спортивного психолога, ведь теннис – очень сложный именно с психологической точки зрения вид спорта. Если твои мысли не в порядке, то ты не сможешь успокоиться, будешь напряжён и неустойчив. Естественно, я работаю и над своим физическим состоянием – без этого в профессиональном спорте побеждать нельзя и важно быть уверенным в том, что ты готов к любому матчу на сто процентов.

Я стараюсь развиваться не только в спорте, но и в других направлениях. Я окончила бизнес-школу, после чего основала благотворительный фонд «Esther Vergeer Foundation», который помогает детям с ограниченными возможностями заниматься спортом – теннисом, баскетболом или лёгкой атлетикой. Я хочу показать детям на собственном примере, что они способны на многое и что спорт поможет их личностному росту и развитию.

Источник: sports.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ