Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Ни хлеба, ни зрелищ

Доступ в учреждения культуры для столичных инвалидов фактически закрыт

Минздравсоцразвития разрабатывает программу «Доступная среда», призванную облегчить жизнь инвалидов. Об этом на днях сообщила министр здравоохранения Татьяна Голикова. Общий объем финансирования программы составит более 47 млрд. рублей. Правда, какие-либо реальные подвижки можно будет заметить только с 2013 года, когда пройдет «широкомасштабная реализация проекта». Покамест обстановка далека от совершенства: даже в благополучной Москве инфраструктура приспособлена к нуждам инвалидов хорошо, если на 50%.

Особенно тяжелая ситуация сложилась с учреждениями культуры. По словам первого заместителя мэра Людмилы Швецовой, лишь треть из всех городских музеев, театров, домов культуры и кинотеатров оборудована должным образом. Инвалидам ясно дают понять: радуйтесь, что строятся пандусы и съезды с тротуаров, а адаптация учреждений культуры – приятный, но не обязательный бонус.

Еще в марте 2010 года правительство Москвы поручило столичному департаменту культуры завершить приспособление подведомственных учреждений к нуждам инвалидов. Однако, как выяснили «НИ», инвалидам, заработавшим тяжелым трудом деньги, нужно еще потратить силы на поиск заведения, где их можно потратить.

В последнее воскресенье сентября отмечается Международный день глухого человека. Накануне этой даты в столице открылся первый в России диско-бар для людей с нарушением слуха. На танцполе они не слышат музыки, но чувствуют ее вибрацию – за счет колонок со специальными усилителями басов, а ритм задает специальный свет. Диджеи в клубе работают слабослышащие. «За счет того, что они воспринимают шумы громкой музыки в наушниках, у них есть возможность подбирать песни, которые услышали бы глухие гости, – рассказал «НИ» владелец диско-бара Андрей Мельников. – Более того, наши диджеи еще и поют жестами, а посетители чувствуют ритм за счет движения, а жестами читают слова. Получается практически живая музыка».

Официанты в диско-баре также владеют языком жестов, а это значит, что посетители могут не только ткнуть в меню пальцем, но и узнать, из чего состоят блюда, какое из них вкуснее, да и просто поговорить «за жизнь». «Если инвалид по слуху приходит в обычный ресторан или клуб отдохнуть, у него нет возможности услышать музыку, пообщаться с официантами за барной стойкой, – говорит Андрей Мельников. – Инвалиды чувствуют себя зажатыми за счет того, что вокруг находятся обычные граждане. Они не могут найти общий язык, потому что друг друга не понимают».

Интересно, что диско-бар был организован по частной инициативе, «частники» же в нем поддерживают жизнь. Увы, то же можно сказать о многих уцелевших учреждениях культуры для слабослышащих. Как правило, городская и федеральная поддержка их ограничивается «прожиточным минимумом». «Дом культуры глухих, который в советское время находился на Сретенке, сейчас расформирован, – сообщил «НИ» председатель Московской городской организации Всероссийского общества глухих (ВОГ) Владимир Базоев. – Там находится филиал Театра Маяковского. За все время, прошедшее с закрытия ДК, столичные власти так и не смогли выделить помещение, которое стало бы центром культурной жизни инвалидов по слуху».

Это далеко не единственный пример равнодушного отношения властей к культурной жизни инвалидов. Созданный в 2006 году московский театр «Синематографъ», в котором играют слабослышащие актеры, до сих пор не может найти себе помещение для спектаклей. Раньше репетиции и спектакли проходили в ГСИИ. Однако в этом году сменившееся руководство вуза приняло решение: актеры театра уже не студенты, а выпускники, обязательств у института перед учениками нет, значит, и театр должен платить аренду за помещения наравне с коммерческими организациями.

«Прочитать» кино

Не легче приходится киноманам с нарушениями слуха. Они могут посещать лишь те кинотеатры, в которых фильмы на языке оригинала идут с субтитрами: «Иллюзион», «Пионер», «35 мм» или «Пять звезд» у метро «Новокузнецкая». По сути, единственным утешением для глухих и слабослышащих остается телевизор. Впрочем, бегущие строки сопровождают далеко не все новостные выпуски, а скрытые субтитры к фильмам есть только на единичных каналах. Более того, на телеканале «Россия 1» был обновлен дизайн информационных выпусков, из-за чего размер шрифта в бегущей строке уменьшился почти в два раза и стал практически нечитаемым.

Детская аудитория, похоже, вообще забыта. «Неслышащие дети – это большая проблема страны в целом, – говорит директор театрального проекта для глухих «Недослов» Роман Склоцкий. – Мы с вами в детстве смотрели мультфильмы, а для глухих детишек это невозможное удовольствие: телевизионных субтитров к ним нет, к тому же совсем малыши еще не умеют читать. Сурдоперевод с экранов телевизоров исчез как класс». А ведь 90% глухих россиян либо совсем не умеют читать, либо малограмотны.

Сейчас на всю страну приходится не более 700 сурдопереводчиков, а для приемлемого уровня коммуникации необходимо обучить еще 5 тыс. специалистов. Это приводит к тому, что всю информацию об экспонатах в музеях, арт-центрах, картинных галереях и на фотовыставках глухие черпают из подписей. Дирекцию этих учреждений тоже можно понять: если исходить из утверждения, что каждый пятый россиянин ни разу в жизни не был в музее, держать в штате экскурсовода, владеющего жестовым языком, абсолютно нерентабельно.

Компромиссом могла бы стать закупка планшетов с информацией на разных языках, наподобие электронных гидов, которые уже сейчас можно взять напрокат во многих музеях мира. Воплотить эту идею хотя бы в рамках одного музея – Третьяковской галереи – неоднократно предлагали специалисты из Всероссийского общества глухих (ВОГ), однако дело не пошло по банальной причине: недостаток денег на реализацию. Впрочем, в ряде ведущих музеев в определенное время и по договоренности с экскурсоводом все же проводятся экскурсии для людей с нарушением слуха.

Не расставлены точки

С адаптацией городской среды к нуждам слепых и слабовидящих дело обстоит чуть лучше, но ненамного. «На сегодня заведений, в которых демонстрировались бы равные возможности зрячих и незрячих людей, в столице практически нет, – рассказал «НИ» заместитель генерального директора Культурно-спортивного реабилитационного комплекса Всероссийского общества слепых (ВОС) Андрей Мочалин. – Незрячий человек может пойти в любое место в сопровождении своих друзей. Один он в любом случае будет испытывать дискомфорт».

Пожалуй, единственным исключением из правил можно назвать ресторан «В темноте?!», идея которого заимствована из Франции. Заведение «Dans le Noir ?!» был основан Эдуардом де Бролье в 1999 году в Париже при поддержке Фонда Поля Гинуа для слепых людей. Название ресторана точно выражает первую реакцию человека на предложение поужинать не при романтически горящих свечах, а в кромешной темноте, буквально нащупывая на столе вилку и нож. При входе в «темную комнату» все вещи, особенно те, что могут выступать источником света, необходимо оставить в специальном сейфе. К столикам посетителей провожает один из незрячих официантов, он же проводит инструктаж по расположению столовых приборов.

Культурная жизнь слепоглухих – отдельная, притом печальная, история. Считается, что у таких людей обострено осязание, в то время как обычные люди получают 95 % информации через органы зрения и слуха. Как считает Владимир Базоев, чуть ли не единственный музей, приспособленный для посещения слепоглухими людьми, – Дарвиновский. Там разрешено «знакомиться» с редким животным на ощупь: около многих стендов висят этикетки с шерстью и призывом «Можно погладить».

К слову, музей хорошо адаптирован к нуждам остальных групп инвалидов: удобные пандусы и широкие двери – в нужном объеме. Надписи под экспонатами дублируются по Брайлю, расположены они на среднем уровне, чтобы и детям, и колясочникам было удобно читать. Все фильмы сопровождаются субтитрами для слабослышащих посетителей.

Невыносимая трудность бытия

По данным столичного правительства, в январе 2010 года в городе проживало около 1,87 млн. инвалидов, из них 27 тыс. – дети. Серьезная часть этой категории относится к маломобильной группе граждан, то есть передвигаются на колясках или с костылями. Конечно, за последние годы в Москве проведена определенная работа по устройству пандусов и съездов с тротуаров, однако относится это скорее к уличной или жилой инфраструктуре, а не к объектам культуры.

Так, в «Ленкоме» прямо рядом с кассой находится объявление о том, что помещение частично оборудовано для людей с ограниченными возможностями. На вопрос корреспондента «НИ», что означает это «частично», работница театра ответила, что инвалиды-колясочники могут пройти на оплаченное место, оставив коляску в проходе. Ни о специальных подъемниках в бельэтаж, которые устанавливаются в театрах многих европейских стран, ни об оборудованных для колясочников туалетах речи даже не шло.

Аналогичная ситуация сложилась в двух других храмах Мельпомены, которые располагаются по соседству: «Сатириконе» и театре имени Моссовета. Двустворчатые двери, одна из частей которых обычно наглухо закрыта; недостаточно просторные лифты, если не их полное отсутствие; ступеньки перед входом – далеко не полное описание полосы препятствий, которую придется преодолевать «колясочникам».

В молодых театрах ситуация еще сложнее. Например, в театре «Практика» трудности начинаются уже на входе: коляска не проходит в дверь, а сразу за кассой начинается крутой спуск вниз. Кассир театра сообщила «НИ», что на ее памяти лишь однажды приходила женщина с дочерью-инвалидом. Девочку пришлось нести на руках до самого зала.

С кинотеатрами тоже не все гладко. Администратор «Пушкинского» заверила корреспондента «НИ», что в здании все, вплоть до уборных, приспособлено для инвалидов. Умиляет то, что при всем внутреннем удобстве дойти до кинотеатра можно, если получится преодолеть лестницу в три пролета. Пандусов на ней замечено не было.

В кинотеатре «Октябрь», который теперь принадлежит к той же сети, что и «Пушкинский», все с точностью наоборот: единственный невысокий порожек на подходе к театру оборудован пандусом, но сделали его, видимо, для красоты. На вопрос: «Может ли в кинотеатр попасть инвалид-колясочник» – администрация ответила отказом – ряды залов гребенкой идут вниз, спуститься по ним на инвалидной коляске даже с посторонней помощью сложно.

На фоне остальных выделяется кинотеатр сети «Пять Звезд », расположенный на Новокузнецкой. Несмотря на то, что кинозалы располагаются на втором этаже торгового центра, попасть в них легко: помещение оборудовано широкими лифтами. Да и сам подъезд к кинотеатру пологий и ровный. А вот старейший московский кинотеатр «Художественный» может принимать зрителей-колясочников только в малом зале, расположенном на первом этаже. В большой зал тоже можно попасть, но «если есть, кому нести».

По словам экономиста Ирины Ясиной, проблема куда масштабнее, чем можно предположить на первый взгляд. Любой пандус можно построить в два счета, если заведение ориентировано на клиентов-инвалидов. Но для того, чтобы инвалид стал клиентом, ему нужны деньги, а значит, хорошо оплачиваемая работа, которую можно получить только при наличии хорошего образования. А всем этим пунктам в России уделяется слишком мало внимания.

Анна Семенова, Елена Долженко, Мария Башакина

Источник: newizv.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ