Архив:

"Проблема в том, что я рожала бесплатно"

В Набережных Челнах начата доследственная проверка обстоятельств, при которых 8 декабря 2008 года появился на свет малыш с диагнозом ДЦП. Поводом стало заявление его матери - 20-летней Марины Набилкиной, которая обвинила врачей Перинатального центра в преступной халатности.

Сейчас Саше год и девять месяцев. Он почти не видит, ходить не умеет, а вот сидеть может, если мать или отец поддерживают за спину. Только недавно после нескольких курсов лечения в Самаре и Казани малыш окреп настолько, что смог самостоятельно держать голову. Таким, как его здоровые сверстники, Саша не будет никогда. Согласно заключению неврологов ДРКБ, болезни малыша - это последствия перинатального поражения головного мозга.

- Врачи, которым мы его показывали, вообще удивляются, как он живой остался... У него детский церебральный паралич, частично атрофирован мозг, большая близорукость, эпилепсия, - говорит Марина Набилкина и вспоминает, что испытала в родильном отделении Перинатального центра Набережных Челнов. - Я знала, что сама не могу родить, но врачи решили иначе - они буквально давили на живот, сначала по одному, потом вдвоем. Когда теряла сознание, водой поливали, по щекам били. Ребенка пытались зацепить за головку и вытащить, а она застряла в области таза. В этот момент, наверное, ребенок и получил гипоксию головного мозга. Если бы они сразу делали кесарево сечение, этого бы не произошло.

Марина и ее муж Сергей написали заявление в следственный отдел, требуя возбудить уголовное дело. Лишь после этого республиканский минздрав поручил провести служебное расследование специально назначенной экспертной комиссии под председательством начальника управления качества медпомощи Галины Лысенко.

Эксперты нашли в работе челнинских коллег сразу несколько дефектов. В официальном заключении комиссии говорится: врачи-акушеры Перинатального центра не диагностировали аномалию родовой деятельности в I и II периодах и не назначили адекватную обезболивающую терапию, не выполнили в полном объеме протокол исследования в I периоде родов. А еще не обеспечили объективный контроль за внутриутробным состоянием плода: вообще ни разу не сделали кардиотокографию (КТГ). В самом Перинатальном центре считают случившееся не ошибкой, а несчастным случаем.

- Состояние женщины и ребенка не обязывало проводить КТГ, такой аппарат в роддоме был всего один, и доктора просто не сочли необходимым выполнить эту процедуру, - сообщил корреспонденту "ВК" по телефону главврач Константин Матвеев. - То, что в дальнейшем с женщиной произошло, это аллергическая реакция на введенный наркоз, которая привела к бронхоспазму и острому кислородному голоданию. Женщина не предупреждала, что у нее аллергия на какие-то группы препаратов. Мне жаль ее. Но сказать, что в данной ситуации виноваты медицинские работники, я не могу.

Своим выводом по "делу врачей" с родителями и следствием поделилось управление Росздравнадзора по РТ в лице замруководителя Любови Шайхутдиновой: "Возможно, своевременная диагностика и лечение гипоксии плода в родах не привели бы к рождению такого тяжелого ребенка"...

- Я считаю, что вся проблема в том, что я рожала бесплатно, знала бы - не пожалела бы денег, - говорит Марина Набилкина. - У трех моих знакомых, что бесплатно рожали, дети с ДЦП, а у тех, кто заплатил, - здоровые... Я бы хотела, чтобы таких врачей не подпускали к медицине, а еще считаю, что виновные должны оплачивать лечение Саши, и денег нужно много - эти лекарства не входят в бесплатный перечень.

По словам следователя челнинского отдела СУ СКП по РТ Рустема Галимуллина, в его практике это уже десятое дело о родах, но довести до суда пока не удалось ни одно:

- Мною вынесено постановление об отказе в возбуждении дела по заявлению Набилкиной, чтобы не нарушать установленные законом сроки, однако проверка продолжается. Пока не установлена прямая причинно-следственная связь между действиями врачей и болезнями новорожденного. Планируем назначить сложную комиссионную медицинскую экспертизу. Но родители мне пока не все бумаги представили...

Родители Саши, в свою очередь, утверждают, что отдали следователю все, что смогли получить у врачей, а остальное те готовы представить в любой момент, но по запросу... следствия. Кстати, разговор о назначении экспертизы идет уже несколько месяцев, и такое затягивание сроков на руку подозреваемым. Ведь статья 118 УК РФ (причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности, вследствие ненадлежащего исполнения своих обязанностей) ограничивает срок рассмотрения подобных дел в суде двумя годами с момента преступления.

С нынешними темпами расследования шансы направить дело в суд до декабря невысоки. Правда, интересы Саши и его семьи теперь отстаивают юристы Казанского правозащитного центра. В его практике уже есть аналогичное дело, которое прогремело на всю республику: под суд за халатность и причинение тяжкого вреда попала сабинская акушерка Луиза Габдуллина. Процесс над ней начался в начале года, однако до приговора дело так и не дошло. Сначала рассмотрение затягивалось ввиду болезней подсудимой и активности пятерых ее защитников, засыпавших суд ходатайствами, а ближе к финалу судья вдруг обнаружил в деле ошибку прокурора, перепутавшего в обвинительном заключении 2008-й с 2009 годом.

Устранить эту помарку и продолжить слушания не могут уже второй месяц... А врачебные ошибки неисправимы, и если за них не наказывать, то несчастных случаев во время операций меньше не станет.

Ирина Плотникова

Источник: evening-kazan.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ