Архив:

Главное - преодолеть себя.

Когда человеку всего 11 лет, и у него есть любящие родители, друзья и крыша над головой - жизнь впереди представляется красивым аквамариновым небом. С безбрежными просторами ожидаемого счастья и маленькими облачками житейских проблем.

Да и какие они были поводы для огорчения? Сегодня Инга Медведева не может вспомнить о них без улыбки. Почему подруги по школе художественной гимнастики такие хрупкие, а она крупноватая? Силы через край, а пластики кот наплакал.

Или еще вот беда. Одноклассники благодаря своей усидчивости перемалывают даже самые сложные домашние задания, а ей не сидится. Пять минут покорпела над учебником, и невидимая сила выталкивает на улицу, словно поплавок из толщи воды.

Смешно!

Кем она была сейчас, если бы все складывалось так предсказуемо? Университет, по всякому закончила бы, на работу обязательно устроилась. Да и жила бы как все.

Как все?

Великий дух в хрупком теле

Может быть, если бы не этот день, 7 сентября 1990 года.

Грузовик «ГАЗ» в самом центре Петропавловска-Камчатского, водитель, не усмотревший ребенка возле самого тротуара, дикая боль в ноге, попавшей под колесо. Удар затылком в столб. Черная волна разом съевшая все краски жизни. Беспамятство.

Еле различимый комариный укус шприца. Тепло, заставляющее чуточку притупить безнадежное отчаяние. Это начинает действовать наркоз. Снова потеря сознания.

Серая пелена, из которой выползают очертания какой-то незнакомой комнаты. Сухие губы мамы и ее ставший чужим из-за спазма в горле голос: «Все будет хорошо, доченька!»

Трубки, по которым с грохотом отбойного молотка падают в ночи капли. Одеяло, свободно лежащее на простыне в том месте, где еще вчера была нога. И она, девочка, с которой так сурово обошлась судьба...

А что дальше? Вечная жалость в глазах окружающих? Горючие потоки слез в подушку? Невидящий взгляд, блуждающий по экрану телевизора, где все радуется, скачет, смеется?

Стоп! Так не пойдет. Ведь ей всего-то 11 лет. Все еще впереди! Того, что случилось, уже не вернешь. Надо жить!

- Из вашей девочки будет толк, - шепчет хирург в коридоре маме, - главное не раскисла. Характер!

Ох, если бы он знал, что каждый шаг, словно ступаешь босой ступней в раскаленные угли. По острым лопаткам струится пот, губы прикушены, но надо идти. Сегодня до второго окна. Завтра до третьего, а через неделю и весь коридор пересечь...

А мама, умница мама. Зачем-то накупила нот: «Учись играть на пианино, это отвлекает». Она-то и раньше терпеть не могла «каркающие» под неумелыми пальцами клавиши, а сейчас ничего, готова потерпеть. Да разве Ингу удержать за инструментом?

- Доченька, а может, кофточку модную себе свяжешь? Я тебя научу...

Но и спицы скоро заброшены. Не для нее. И выжигать по дереву - скука смертная. Вот из пластилина лепить фигурки разные - уже лучше. Но опять развлечение ненадолго. Налепишь кривобоких ежей, а что потом?

- Может быть, учителей на дом приглашать? - это сердобольная бабушка.

Ну уж нет! Буду учиться наравне со всеми...

Главное - поверить в себя

А в клубе инвалидов «Надежда» к Инге отношение иное:

- Ох, и моторная ты, девчонка! А что если попробуешь себя в спорте? На горнолыжной базе когда-нибудь была? Собирайся, на выходные и отправимся. Посмотришь, как другие по трассе на лыжах вышивают, может и тебе понравится.

Какие вопросы? В родном Петропавловске-Камчатском горы из любого окна видны. Да и на «Красной сопке», той самой базе, каждый уголок давно знаком. И тренер - Надежда Павловна Чернова - строгая женщина, спуску за ошибки не дает. Зато если что-то получается - обязательно заметит, похвалит.

Первый самостоятельный спуск с сопки, можно сказать, не получился. Да и то сказать: соперничала Медведева скорее не с трассой, а с собой. Какие там скорости! Главное - не грохнуться у всех на глазах. Тут не боль страшна, с нею уже свыклась, а ощущение того, что спуск тебе не под силу.

Но вирус азарта уже проник сквозь кожу вместе со снежными брызгами. Со второй попытки уж точно лучше выйдет! Не со второй так с третьей...

- Постой, не спеши, - останавливает Надежда Павловна, - загонишь себя. Или ты хочешь за одну тренировку всему научиться?

... Когда к ней пришла уверенность, Инга помнит и сегодня. Решила посоревноваться с крепким парнем, который явно выделялся среди всех. Неожиданно согласился, видно хотел выпендриться перед знакомой девчонкой. А что ему отказываться? Кандидат в мастера спорта - не новичок. Но он просто Медведеву не знал. Она не стала напрягаться, не сжалась в комок нервов, а пошла по трассе, будто в хороводе плясала. Одни ворота, вторые, третьи, десятые. И скорее по глазам тренера, чем по собственным ощущениям поняла - выиграла!

- А не страшно-то по крутым склонам рассекать? - удивляюсь я. - Сколько у вас ворот всего?

- Порядка шестидесяти, - улыбается Инга, - и все их надо проехать примерно за минуту. Тут и захочешь испугаться - времени на это нет. Скорость около 60 километров в час, ошибись только на миллиметр при вписывании в траекторию - тут же окажешься где-то на Урале.

Она еще шутит! А вот японцы на Параолимпиаде в Нагано шутить и не думали. Трассу спуска только сбоку показали. Ручкой махнули, мол, видишь там, справа. И милости прошу - на старт.

Не заплакала. Она ведь - сильная...

Инга тогда по трассе с третьим временем шла, руководители сборной уже мысленно пальцами ощупывали бронзовую медаль. А тут из-за поворота откуда ни возьмись трамплин. И времени на то, чтобы как-то сгруппироваться, притормозить, оценить ситуацию - считанные доли секунды.

- Загремела под фанфары, - в синих глазах Инги снова веселые искорки, - все лицо в кровище, а тут кто-то из наших сбоку возмущается - ты же могла оказаться на пьедестале.

Не заплакала даже тогда, хотя очень хотелось. Она ведь сильная...

- Я часто размышляю над тем, что у нас в стране каждый год становятся инвалидами тысячи детей. Когда беда врывается внезапно, родители теряются, не знают, что предпринять. Поверьте мне - самое лучшее спасение для ребенка - спорт. Кто-то не решается отдать ребенка, к примеру, на борцовский ковер - во-первых, запах чужого пота, во-вторых, глядишь, какую заразу подхватит. Другие рассуждают: ему и так в жизни досталось, зачем его еще тренировками изводить?

Но, пожалуй, только спорт способен вытащить ребенка из порочного круга жалости к себе. Я все смогу - только этот девиз способен помочь инвалиду не чувствовать себя чужим на этом празднике, который называется жизнь.

... С японками и американками по-свойски рассчиталась в Солт-Лейк-Сити, четыре года спустя, в 2002-м. Тут уж ни один коварный номер не прошел, чувствовала свою силу. И то, что третьей стала - скорее досадная случайность - хозяева трассу знали куда лучше. Но бронзовая медаль Параолимпиады - пока что ее самое больше достижение. Не считая конечно неоднократных побед на этапах Кубка мира, Европы, чемпионатах России.

У нас-то по России спортсменов-инвалидов такого уровня раз-два и обчелся, а в спорткомитете почему-то решили, что достаточно только одной президентской премии (сегодня это порядка 15 тысяч рублей в месяц). Несмотря на то, что Инга входит в пятерку лучших горных лыжниц мира, эта премия ушла в другие руки.

Конечно, областной комитет по физкультуре и спорту, чем может, тем и помогает (Медведева состоит в штате областной школы высшего спортивного мастерства), но все равно без дополнительных расходов не обойтись. Стоимость хорошего горнолыжного костюма начинается от 500 евро, а еще нужны четыре пары лыж (на каждый из четырех видов спуска свои), это только для выступлений, а для тренировок? Плюс еще специальные ботинки, которые изготовляют по индивидуальному заказу в Италии. Да разве всего перечислить?

- И что теперь делать?

- Честно говоря, я не знаю. Начинаю уже подумывать о том, чтобы уйти из большого спорта. Устаю уже от всей этой неразберихи. Ребята-инвалиды приглашают к себе тренироваться - в Италию, США, Канаду. Тренировки у них бесплатные. Но разве я могу у них на шее сидеть?! Однажды мне вручили орден «За заслуги перед Отечеством II степени», а друзья говорят: лучше бы премию дали...

И все-таки она добилась главного - преодолела себя!

Юрий Москаленко.

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ